Специалисты выносят катастрофический вердикт градостроительной политике в Москве

Архитектурное сообщество столицы, специалисты и эксперты в области жилищного строительства продолжают настаивать на катастрофических последствиях реновации не только для столицы, но и для России в целом.

ДЕГРАДАЦИЯ СТРАНЫ

Дмитрий Фесенко, член-корреспондент Московского отделения Международной академии архитектуры, главный редактор журнала «Архитектурный вестник»:

— Как известно, пятиэтажки строились по всей стране, включая малые города и сельские поселения. Причем есть города – к примеру, Пермь, где пятиэтажки составляют бȯльшую часть жилого фонда.

Чтобы принимать стратегические решения, нужно взвешивать всю совокупность факторов. Однако ничего подобного в Москве мы не видим. Первоначально предполагалось снести 8,5 тыс. домов (сейчас 5 тыс.), при расчётном приросте в 4 миллиона жителей. То есть программа нацелена на поддержку самоубийственного центростремительного вектора, дальнейшую гиперконцентрацию населения в столице, что приведёт к обезлюживанию и без того обескровленной страны со всеми вытекающими негативными последствиями. Опаснее всего, если опыт Москвы распространят и на российские регионы в качестве стратегии реновации – то есть как тотальный снос пятиэтажек и новое строительство на очищенной территории.

Есть такое понятие: «общественное богатство». Общественным богатством является в том числе время дожития домов. Когда мы реконструируем дом, то возобновляем и продлеваем его ресурс, сохраняем и наращиваем общественное богатство. Когда же крепкий дом сносят – лишают общественного богатства. За последние 25 лет у нас прекратили существование 25 тысяч поселений из 140 тысяч. Потеряна для будущих поколений приблизительно пятая часть всех поселений, которые существовали подчас веками. А что такое поселение? Не только жилые дома, это и клубы, церкви, школы, детсады, поликлиники, это человеческие взаимосвязи и т.д.

Если перевести потерянное общественное богатство в денежный эквивалент – выйдет гигантская цифра. Однако истинные последствия реновации могут быть ещё более тяжелыми.

Летом 2017 года состоялся 6-й Московский урбанистический форум (МУФ), на котором презентована урбанистическая концепция московских властей. Исходная идеологическая установка МУФ – интеграция Москвы (а за ней – Питера, остальные города – категорически не дотягивают до высокой планки двух столиц) в избранный список глобальных, или мировых городов.

Речь идёт ни больше, ни меньше, как о превращении древней российской столицы в «регион-государство», или «регион-экономику» — то есть эффективный порт входа в мировую экономику.

Таким образом, Москва должна быть превращена в региональное представительство кластера глобальных монополий — транснациональных корпораций (ТНК) и транснациональных банков (ТНБ). Подобные замыслы – в полном соответствии с теорией известного японского политолога Кеничи Омаэ, предрекшего цивилизации мрак и хаос.

Юрий Эхин, эксперт по жилищной политике, заместитель председателя Совета по жилищной политике Союза архитекторов России:

— Когда на кону глобальные планы, в ход идут любые методы. Не удивительно, что история с «реновацией» началась с публичной лжи о якобы ветхости и аварийности пятиэтажек столицы несносимых серий. Вопреки заявлению мэра Москвы, аварийные дома в программу реновации не вошли, а дома, вошедшие в программу, не являются ветхими и прослужат не меньше 100 лет при их обновлении. Именно обновление домов — истинный смысл слова «реновация», а не разрушение.

Мэр обманул миллионы москвичей и видимо обе ветви государственной власти, если это, конечно, не сговор.

 

«Реновация» — лишь звено проводимой в последние десятилетия политики «поляризованного роста/управляемого сжатия», когда ресурсы направляются точечно для реализации заметных проектов (Олимпиада в Сочи, Чемпионат мира по футболу, Универсиада и т.д.). Но такие проекты не оказывают существенного воздействия на оздоровление экономики и социальной сферы страны в целом, да и не имеют такой цели. У правительства прослеживается стратегия – всю страну собрать в 22 крупных города или в 7 агломераций, каждая из которых включает от 3 до 5 городов.

Я впервые заметил данную стратегию примерно в 2010 году от ИНСОР (*института современного развития*) Игоря Юргенса, который в то время был официальным советником президента Медведева. Далее о том же говорили Эльвира Набиуллина и Алексей Кудрин. Они приверженцы теории Омаэ и его последователя шведского экономиста Кьелла Нордстрема, в соответствии с которой центром экономической жизни становятся крупные города. Дескать, на всю Россию у них нет денег, хотя цены на углеводороды в те годы росли как на дрожжах. Они называли эту модель «компактное государство» с выбором неких точек на карте страны и адресным финансированием.

Политика компактного государства стала воплощаться в жизнь, хотя в огромной России могла принести только разруху изначально. Все эти игры в «поляризацию роста» могут закончиться очень плохо.

РОССИЯ — НЕ ЯПОНИЯ

Марк Гурари, заместитель председателя совета Союза московских архитекторов по градостроительному развитию Москвы, академик Академии архитектурного наследия:

— Рядовому москвичу непросто уловить связь реновации с теориями восточных и западных гуру, хотя она есть. Очень симптоматично, что инициатива создания гигаполисов с предельной концентрацией населения исходит от японского исследователя, представляющего островное государство с необычайной теснотой и скученностью населения. Так называемая «городская наука» при мэре Москвы постоянно ссылается на опыт островных государств – Японии, Гонконга, Сингапура. Но на тропических островах другие природные условия – там мало земли и избыток освещенности. Для них излишнее солнце (инсоляция, необходимая в российских условиях) – проблема.

Чисто островная теснота мэром Москвы возводится во всеобщий принцип

Страшная беда, когда хватают любую завлекательную идею из-за бугра, не разбираясь, подходит ли она нам или нет. Но для нашей страны с её гигантской территорией, рассредоточенным разуплотненным пространством – демографически, экономически, логистически не обеспеченным – подобные преобразования смерти подобны.

Десятки тысяч сельских поселений УЖЕ прекратили своё существование. Куда же они делись? Происходит стягивание населения в малые города, потом в областные и республиканские центры, а затем в Москву. Москва – тоже лишь мостик или трамплин к ещё более «сладкой» жизни на Западе. Реализация данной модели ведёт к дезинтеграции страны, её распаду. Если, конечно, не произойдет мощный тектонический слом – к примеру, какие-то события военно-стратегического порядка, которые в одночасье развернут вектор развития.

У нас в основном надо строить 1-2 этажные дома, как в одноэтажной Америке. США сопоставимы с Россией. 75% жилья там 1-2- этажные отдельно стоящие дома. Манхэттэн с его небоскрёбами занимает небольшую площадь, все остальное строительство малоэтажное.

Юрий Эхин:

— Еще 40 лет назад архитекторы и градостроители мира пришли к выводу, что высотная застройка некомфортна для проживания. Вот цитата из весьма значимой книги по устройству городов XX века британца Кристофера Александера «Язык шаблонов. Города. Здания. Строительство» (1977):

«Высокие здания не имеют решающих достоинств, за исключением спекулятивных доходов для банков и землевладельцев. Они не дешевле, они не помогают создать общественное пространство, в котором приятно находится. Они разрушают лицо города, разрушают социальную жизнь, способствуют увеличению преступности, делают жизнь трудной для детей. Они дороги в обслуживании, они разрушают градостроительное пространство рядом с собой, отнимая у соседей свет и воздух. Но кроме рациональных причин градостроительного и экономического характера, существуют эмпирические данные, доказывающие, что многоэтажки способны вредить здоровью и ощущениям человека. Многоэтажки сводят людей с ума».

С тех пор мировые архитекторы отказались от многоэтажного строительства, в Европе нет городов выше 4-7 этажей в массовом строительстве. У нас же спекулятивные доходы от высотной застройки продолжают получать девелоперы и чиновники, дающие разрешения. При том, что пятиэтажки, которые будут сносить раньше срока, по высотности соответствуют европейской норме. А по комфортности они легко превращаются в современное жилье через реконструкцию и модернизацию – это настоящий путь решения проблемы.

Марк Гурари:

— Все это очевидные вещи, которые у нас в Москве приходится доказывать с пеной у рта: высотные кварталы в развитых странах сейчас не только не строят, а сносят – и в Америке, и во Франции. К тому же криминогенная обстановка в немалой степени зависит от высотности жилья.

Одиночество в высотном здании ощущается гораздо острее. Хруст денег, к сожалению, заглушает важнейшие социально-психологические моменты в градостроительстве.

ГЛУПОСТЬ МАСШТАБОВ

Юрий Эхин:

— Парадокс в том, что экономика мегаполиса от высотного жилищного строительства только страдает. Мы в России часто слышим от политиков, что жилищное строительство – якобы основа экономики, стимул экономического роста, а ипотечные кредиты – основа банковского сектора. Однако эксперты ООН опровергают это, говоря о губительности такой стратегии для экономики и промышленности в России и ряде стран. Москва и так – крупнейший мегаполис, но производит крайне мало. Так что лозунги о пользе урбанизации – пустые.

Прикрываясь «реновацией» и благоустройством, сегодня сносят промышленные предприятия, а заявленный курс на инновационную экономику похож на мыльный пузырь, поскольку не даёт результатов десятилетиями. Постиндустриальное общество не означает уничтожение промышленности, а только её модернизацию, о чем московская администрация даже не вспоминает

Не понимают они и совсем простых вещей: например, что делать с мусором от снесенных пятиэтажек? А мусора будет десятки миллионов грузовиков. Ответа не дает никто, в том числе мэр Собянин и его помощники. После года нашей критики мэрия наконец обратилась к французским специалистам. Только на разработку проекта сноса пятиэтажек уйдёт полгода. Проблему стали признавать, но она гораздо серьёзней, чем кажется на первый взгляд. В Подмосковье и так митинг за митингом против мусорных полигонов бытовых отходов Москвы, а тут ещё огромные строительные.

Есть заявления, что четверть московских строительных отходов (15 млн. тонн) пойдёт на засыпку полигонов, но три четверти всё равно останется. Дело в том, что мощностей по их переработке нет. Вторично использовать строительный мусор нельзя, потому что нет соответствующего технического регламента, да и экономического смысла в его переработке никакого: делать дороги из чистого бетона марки М400 дешевле, чем размалывать строительные конструкции, а потом преобразовывать полученное в неизвестно что.

Собирались открыть полигоны на тысячи гектаров во Владимирской и Ярославской областях, но и там протесты, потому известные бизнесмены отказываются от идеи.

Юрий Эхин:

— Сегодня курьёзно вспоминать, что бывший мэр Лужков был «лишен доверия» Кремля за дым в столице от пожаров торфяников, к которым не имел отношения. А при нынешнем мэре Собянине Москва задыхается от запахов и гари свезенного столичного мусора в Подмосковье – и ничего… Если мэр с мусором и экологией не может справиться сейчас, то что будет при увеличении Москвы от «реновации»? Не говоря о том, что в связи со сносом 5 тысяч пятиэтажек властям придётся уничтожить больше ста тысяч крупноразмерных деревьев. Своими кронами эти деревья сегодня создают зелёные лёгкие Москвы. Новые вырастут через десятки лет, к тому же размер города увеличится. Вот вам ещё проблема, о которой уже говорят экологи.

Марк Гурари:

— Высокая плотность и этажность – удар по комфортности жилья. По действовавшим нормативам в комнате каждой квартиры должно быть солнце не менее 3 часов в день в период с марта по октябрь. Инсоляция необходима для уничтожения болезнетворных бактерий, что обеспечивает комфортное проживание. Ранее действовавшие нормы инсоляции уже были урезаны на 25%, а при реновации их сократили в разы. Жилье, которое строится в рамках программы реновации, по санитарным и психологическим нормам окажется гораздо хуже, чем пятиэтажки. Эпидемиологическая опасность в новостройках будет тоже гораздо выше. Нас ожидают смог, загазованность, дворы-колодцы, то есть ухудшение качества жизни в разы.

Ни о какой комфортной среде тут говорить не приходится. Обычные переселенцы из пятиэтажек пока не понимают до конца, на что идут. Они смотрят на рисунок обоев в новых квартирах.

Юрий Эхин:

— Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов говорит, что на Западе нет норм инсоляции. На что я публично объясняю, что на Западе есть демократия, где ни мэр, ни архитектор города не могут пойти против жителей. Там насильственная реновация невозможна в принципе. Там проведут референдум, люди выскажутся, спросят специалистов и примут осознанное решение. Там отсутствие жестких норм по санитарному обеспечению компенсируется мнением жителей и экспертов. У нас всё по-другому.

Реальное задание, которое замечено на сайте фонда реновации — 48 тыс. м2 жилья на гектар – это в 10 раз больше, чем в районах пятиэтажек. Но уже при росте плотности застройки в 4 раза, неизбежно возникнет ряд проблем.

Во-первых, встанет вопрос об инженерном обеспечении нового жилья, которым мэрия не занимается. Рост населения в районах потребует увеличения мощностей по воде, электричеству, канализации, газу, теплоснабжению. Значит, потребуется тянуть сети огромного диаметра через весь город. В живой ткани города потребуется прорывать огромные траншеи для труб большого диаметра. К тому же дополнительные источники воды, электричества и т.д. надо где-то взять. Пока что их нет. Очистных сооружений тоже нет… Всё названное и неназванное поневоле перевернёт мегаполис вверх дном.

Мы уже сегодня задыхаемся в пробках, а к ним прибавятся дополнительно миллионы грузовиков с мусором и стройматериалами, огромные траншеи. Москва отстает от современных мегаполисов по уровню обеспечения автодорогами в семь раз. Потому якобы современная «фишка» мэра Собянина о его планах строить всего по 200 км дорог в год означает, что для достижения комфортного уровня столице потребуется более 100 лет и то при отсутствии роста населения.

Алексей Кротов, член Союза архитекторов, почётный строитель Москвы, руководитель профессиональной мастерской:

— Несколько лет назад архитекторы Москвы на встрече с Хуснуллиным, Кузнецовым и другими руководителями мэрии, стали свидетелями, как Хуснуллин, абсолютно не смущаясь, высказал претензии Кузнецову по поводу инсоляции. Дескать, ну, сколько можно муссировать эту тему, нигде в мире таких норм нет. А нам же строить надо. А нормы не позволяют. Когда уберешь эту норму, чтобы не мешала работать? То было прямое поручение главному архитектору Москвы. Мы были шокированы…

 

ЛОХОТРОН КАК НА БАЗАРЕ

Юрий Эхин:

— Манипулирование ключевыми цифрами реновации происходит постоянно. Еще свежи публичные планы мэра увеличить население столицы до 30 млн. человек. Когда москвичи ахнули, стал говорить, что приедут не больше 500 тысяч новых жильцов. Сейчас Москомархитектуры заявляет – только 250 тысяч человек. Но тот же Кузнецов недавно признался, что за двадцать лет обеспеченность жильем в Москве увеличилась всего на один квадратный метр на человека (с 18 до 19 кв. метров). Это означает, что все построенное жилье уходит мигрантам. Если в ходе реновации хотят снести 16 миллионов кв. метров жилья, а возвести как было заявлено 60 млн., то рост числа жителей на 4-5 млн. человек будет гарантирован.

При этом действующая до сих пор норма постановки на учет москвичей-очередников – 5 метров жилой площади (10 общей) – это сталинская норма обеспечения в полуразрушенной войной стране. Древнюю норму мэр Собянин благодаря «реновации» тянет в ХХI век. Расселить коммуналки он согласился только под давлением митингов. Какое тут может быть будущее? Для справки приведу положение ООН: социальная норма жилья в мире составляет от 40 до 80 кв. метров на человека.

Марк Гурари:

— А у нас по реновации требуют доплачивать за дополнительную площадь. Убийственный факт: старушка, всю жизнь прожившая в коммуналке, получила квартиру, и должна доплатить за неё 2 млн. рублей. И отказаться нельзя: останешься вообще на улице после того, как выселят!

Юрий Эхин:

— Ни о каком улучшении жилищного положения москвичей, о чём говорит мэр, речи нет. Происходит настоящий обман: вместо снесённого жилья, люди получат чуть лучшую отделку и очень сильно потеряют по сравнению с тем, что имели до реновации. Главное, пожалуй, что жители утрачивают землю под домами и становятся абсолютно бесправными.

Судя по закону о реновации, собственником земли теперь будет московский фонд реновации. Фондом, напомню, распоряжаются мэр Собянин и его зам. Хуснуллин через назначение ими исполнительного директора. Фактически земля от жителей переходит в собственность мэру Собянину и вице-мэру Хуснуллину. А земля сегодня стоит порядка 60 тыс. руб. за кв. м. Выходит, у каждого собственника пятиэтажек обманом отбираются миллионы рублей, чем как минимум умаляются их права, а в действительности похоже на мошенничество.

Законы, которые умаляют права граждан, являются неконституционными и полежат отмене. Уже только на данном основании закон о реновации должен быть изменён в пользу жителей пятиэтажек.

Иначе переселенцев поджидают весьма суровые последствия. Собственники земли могут ввести оплату за пользование ею, в результате чего коммунальные платежи жителей новостроек могут увеличиться раза в три.

Сейчас за двушку в Москве платят 4-5 тыс. руб., а придётся платить 15 тысяч в месяц! Но самое плохое — согласно статье 265 Гражданского Кодекса РФ, собственник земельного участка имеет право снести в любой момент строение, находящееся на его земельном участке, и построить всё, что ему вздумается. Никакого согласия жителей вновь построенных домов для этого не требуется. Фонд реновации может их опять переселить куда угодно – хоть за МКАД, хоть ещё дальше.

Кроме того, фонд реновации будет продавать по коммерческим ценам излишки жилья, построенного за деньги московского бюджета. Законодательных гарантий возврата денег в бюджет нет, деньги остаются у руководства фонда.

Похоже, сегодня мы наблюдаем явление, невозможное в цивилизованной практике, включая страны, на которые ссылается мэр Собянин: у нас личным строительным бизнесом за бюджетные деньги будет заниматься мэр.

Они сносят жилье, которые стоит сегодня примерно 170 тыс. руб. за кв. м. Переселяют в дома, которые строят за деньги из бюджета и называют себестоимость строительства в 90 тыс. руб. за метр. Хотя депутат Николай Гончар, который вносил законопроект о реновации, говорил о себестоимости в 40 тысяч. Откуда такой прирост, непонятно, если землю жители пятиэтажек отдают мэрии бесплатно, банковские кредиты не нужны, а число согласований уменьшилось? У коммерческих девелоперов себестоимость составляет 70 тысяч рублей за метр — с аналогичной отделкой, но с учётом стоимости земли, банковского кредита и согласований (то есть откатов, которые составляют не менее 50% себестоимости). Откуда взялась себестоимость в 90 тысяч руб. по новостройкам программы реновации?

Единственный вариант, который приходит в голову: половину из бюджетных 3,5 триллионов рублей, которые будут вложены в реновацию, кое-кто намереваются положить себе в карманы. Это пачка пятитысячных купюр высотой примерно в тридцать километров! Разве тут нет повода остановиться и назначить прокурорское расследование?

 

Юрий Эхин:

– О себестоимости 90 тыс. рублей говорит глава департамента градостроительной политики Москвы. Остальное может подсчитать каждый, кто в ладах с арифметикой. Здесь интересна роль прокуратуры. Как пишет РБК, сын генпрокурора РФ Артём Чайка строит недвижимость в Москве, являясь совладельцем строительной компании «3S Property Development». В Москве строить без тесных отношений с мэрией невозможно. Другой сын – Игорь Чайка оказывает услуги по вывозу и переработке мусора в ООО «Хартия». По его словам, стратегия ООО «Хартии» предполагает развитие мощностей в Москве, Владимирской и Ярославской областях. Совпадение с задачами «реноваторов» очевидное.

Конфликт интересов подрывает всякое доверие к властям

Дмитрий Фесенко:

— Фонд реновации – суперструктура, её интерес – снести больше домов с целью побольше затем построить и продать. Мы сейчас наблюдаем, как на строительном рынке Москвы происходит монополизация: условно говоря, пять крупнейших девелоперских компаний стягивают на себя большую часть заказов, потому что могут приобрести участки в хорошем месте – ранее в центре, сегодня – все чаще у транспортных узлов, близ природных оазисов, фокусов общественной жизни и т.д. Надо сказать, монополизация разворачивается и в проектном, и строительном бизнесе, и даже в реставрационном деле. Монополист – крупный девелопер заинтересован в больших объёмах строительства, подталкивая повязанных с ним чиновников к практике массового сноса пятиэтажек.

СНОСИТЬ НЕЛЬЗЯ РЕКОНСТРУИРОВАТЬ

Алексей Кротов:

– В крепких пятиэтажках мы имеем дело с жилым фондом, который создавался в послевоенное время. Страна сумела обеспечить граждан минимальным количеством жилья, причем достаточно комфортным по тем временам и с колоссальным запасом прочности. По словам академика Ю.Бочарова, который всю жизнь занимался индустриальным жильем, пятиэтажки ныне не амортизированы даже на 20%. Другое дело, что их инженерные системы выходят из строя, потому что дважды был пропущен капремонт, в ходе которого происходит замена инженерных систем.

Капремонт не сделали, а теперь прикидываются, что это хлопотно и дорого. Хотя за рубежом подобные дома с хорошим капремонтом и модернизацией широко используются, они считаются престижными и содержатся в идеальном порядке. Сносить и строить заново – намного дороже, плюс возникает проблема мусора.

У нас же глава департамента градостроительной политики С. Лёвкин твердит о невозможности капитально отремонтировать пятиэтажки, что явная ложь. Сегодня технология реконструкции пятиэтажек отработана до мелочей. Мне еще 14 лет назад удалось осуществить модернизацию пятиэтажного панельного жилого дома на северо-западе Москвы (Химкинский бульвар, дом 4), которая позволила увеличить жилую площадь вдвое, изменить этажность, планировку, внешний вид, усилив конструктивную надежность дома. Причем это дешевле, на 40% сноса и нового строительства. Бюджетные деньги можно сэкономить. Реконструкция – настоящий ключ к решению проблемы пятиэтажек и обеспечению москвичей жильем.

Марк Гурари:

— Дешевле и правильнее пятиэтажки реконструировать. Для такой работы требуются специалисты хорошей квалификации, что позволит строительной отрасли развиваться. А сегодня достаточно вспомнить торжественный пуск парка возле Кремля, в Зарядье, после чего его пришлось закрывать на второй день. Дешёвая рабочая сила выгоднее, чем квалифицированная, но качественно работать мигранты не умеют, а деньги и так тратятся колоссальные.

Алексей Кротов:

— Давно пора понять: город уже построен, строить по примитивным технологиям в прежних количествах больше нельзя. Панельные дома не строят нигде в мире – это позавчерашний день. Москве необходим новый инструмент – чтобы грамотно производить капремонт и реконструкцию уже существующих зданий. К сожалению, руководство Москвы не в состоянии выполнять профессиональные градостроительные задачи и не хочет этого делать, чем, собственно мешает развитию.

У чиновников иные интересы: все предыдущие годы городские власти торговали землёй, уплотняли существующую застройку и продолжают это делать сегодня.

Юрий Эхин:

– Для нынешней власти не понятно само слово «реконструкция», хотя во всем мире оно — норма. Депутат госдумы Хованская пишет свой закон о реновации в регионах, в котором только говорится о реконструкции без инструментов осуществления. К сожалению, там сохранены ошибки, вроде отъёма земли у граждан. Видимо это и является общей целью. В общем, беда, что в законодательной и исполнительной власти страны нет специалистов по градостроительству и последствий они не способны видеть.

Марк Гурари:

– Перед страной стоит главнейший вопрос – подъём экономики. Если у нас экономический кризис, нет денег, повышают налоги и пенсионный возраст, то массовый снос крепких благоустроенных домов – парадоксален. По моим подсчетам, сегодня в России порядка 40 млн. человек ходят, извините, по нужде на улицу: канализации в домах нет. Одновременно в Москве планируют сносить полностью благоустроенные, крепкие дома со стенами толщиной в 2,5 кирпича.

В результате мы получим проблемы экологии, ухудшение здоровья людей, рост автомобильных пробок – то есть потерю производительного и свободного времени, которые являются богатством общества.

Юрий Эхин:

Реализация таких планов ведёт к стягиванию населения в крупные города, что грозит катастрофой разрушения страны. Демографическая карта России сегодня похожа на головастика: длинный тонкий хвост — Сибирь и Дальний Восток, а голова – Москва и города вокруг неё.

Нужно заселять отдалённые регионы, а у нас делается прямо противоположное – забирают людей оттуда и переселяют в центр.

Александр Моргунов, участник проекта «Наследие»:

— Власти не учитывают ни мнение профессионалов, ни мнение горожан как основных заказчиков градостроительной политики. Они постоянно ссылаются на некую группу лиц под кодовым названием «Активный гражданин». Откуда данный «активный гражданин» взялся — никому не известно. То же можно сказать и об общественных слушаниях, которые сплошь и рядом фальсифицируются.

Юрий Эхин:

– Я лишь отчасти согласен, что «реновация» — коммерческий проект московских чиновников. При всём кошмаре это – скорее вершина айсберга, а разрушительные планы намного глубже и шире. Для примера, если 3,5 трлн рублей, которые собираются потратить на московскую реновацию, направить на созидательные цели, то за половину суммы можно облагородить полторы тысячи малых городов России, плюс заново застроить новыми домами 30 тысяч деревень. Хватит денег даже на то, чтобы в лизинг взять сельхозтехнику и тем самым обеспечить занятость на селе и заказы промышленности.

Социологи Высшей школы экономики пришли к выводу, что 30 млн. городских жителей готовы вернуться назад в деревню (те, кто оттуда уехали за последние 25 лет), если там создадут соответствующие условия. На оставшуюся же половину от 3,5 триллионов можно реконструировать с надстройкой этажей все пять тысяч московских пятиэтажек, не снося их.

 

Источник

Пресс-служба Московского Совета 

Канал Московского совета в Телеграмм — подписывайтесь чтобы всегда быть в курсе свежих новостей

 

5 комментариев

Добавить комментарий