Новостройки, реновация, качество

Принятая в 2017 году программа реновации Москвы предполагает возведение жилых домов с вентилируемыми фасадами и самым широким применением пеноблоков и минеральных ват в качестве утеплителей. Специалист по строительству предупреждает: жить в таких домах крайне опасно для здоровья!

 

Автор статьи — Виталий Николаев — профессиональный строитель, который в последние 30 лет (как он сам о себе пишет) «имел стимул и инструменты для мониторинга и оценки качества строящегося жилья». При этом его оценки были направлена не на видимые потребительские свойства жилья – наличие или отсутствие отделки, качество планировок квартир, а на архитектурно-конструкторские решения строящихся объектов и на материалы, при помощи которых эти решения воплощались в жизнь.» И вот здесь потребителя ждут масса удручающих открытий.Итак…

Прежде всего, хочется описать состояние жилого строительства к началу 90-х годов — для фиксации той исходной точки, с которой началась активная трансформация рынка.

Московское панельное домостроение конца 80-х было самым массовым, а соответствующие типовые проекты, разработанные московскими проектными институтами, явились основой для региональных проектов. Вот названия самых распространенных московских серий многосекционных домов — П-3, ПД-4, П-30, П-42, П-44, П-46, П-55, КОПЭ. Одноподъездные «башни» представляли сериями П-4, П-43.

России

И теперь очень важный момент — конструктивные элементы домов в указанных сериях состояли из инертных материалов, проверенных десятилетиями применения (!!!). Внутренние стены и перекрытия – железобетон. Внешние стены – керамзитобетон в основной массе. В отдельных сериях (П-3, П-4, ПД-4, П-30, П-44, КОПЭ) начали применяться трехслойные панели с синтетическим утеплителем (полистирол) или базальтовая минеральная вата. При этом, большая часть утеплителя была почти герметично «утоплена» в тело панели.

 

Трехслойные панели с синтетическим утеплителем

Шли годы… Монолитное домостроение, являясь более гибкой формой организации строительства и имея значительно превосходящим прочие виды строительства набор выразительных средств (новые архитектурные и конструкторские решения, помноженные на новые строительные материалы), постепенно вытесняло их.

Развивающееся монолитное домостроение практически вытеснило все виды строительства, кроме серий, которые вынуждены постоянно модернизироваться, пытаясь остаться на рынке, но, тем не менее, теряют свою долю в нем. Жилые дома стали красивее, а квартиры в них просторней и функциональней. И, пожалуй, это единственный плюс…

Ранее, при типовом строительстве, качество изготавливаемых конструктивных элементов централизованно контролировалось на заводе. Заводской технолог «закрывал» вопрос качества изготовления сборочных элементов, а прораб на стройке осуществлял монтажные работы, собирая дом из «кубиков» отдельных элементов. Теперь же производство пришло на строительную площадку, и прораб стал, по совместительству, технологом.

Казалось бы, в этом нет ничего страшного, стоит лишь наладить контроль на площадке. На деле, учитывая существенное изменение внутренних характеристик строительной отрасли (развивавшейся длительное время без присмотра — в отсутствие профильного министерства), эта задача для большинства объектов и застройщиков оказалась непосильной. Качество возведенных объектов резко упало.

Это в прошлом веке все рабочие на стройках имели удостоверения с указанием разряда и квалификации. Сейчас это совершенно не обязательно. Более того, мы дожили до того, что даже для инженерного состава подтверждение квалификации являлось не обязательным (стаж и какое-то техническое образование есть и слава богу).

Это в прошлом веке все рабочие на стройках имели удостоверения с указанием разряда и квалификации. Сейчас это совершенно не обязательно

Появились новые виды застройки городов – апартаменты – для которых оказались не обязательными многие из градостроительных и строительных нормативов, и без того ранее благополучно усеченных.Стали массово применяться новые строительные материалы – пеноблоки и минераловатные утепляющие панели.И здесь предлагается читателю второй раз «занырнуть» в подробности. Настоятельно предлагается! Ниже представлена таблица со сравнительными характеристиками самых распространенных строительных материалов. Это, в том числе, минвата и пеноблоки из газобетона — далее мы уделим им повышенное внимание.

Наименов. материала Плотность материала, кг/1 м3 Тепло-провод-ность, Вт/м*К Паропро-ницаем-ость, мг/м*ч*Па Водопог-лощение,% Подвержен-ность билогич. воздейств. Характерные недостатки
Минвата 30-190 0,04 0,49-0,6 1,5 Грызуны. При нагреве — выделение фенола/формальдегида. При намокании/высых. — усадка.
Пенополисти-рол 40-150 0,04 0,05 0,4 Грызуны, грибок Токсич. горение, окисление на воздухе. При нагреве — стирол.
Пеноблоки из газобетона 400-800 0,12 0,2 25 и выше Плесень, грибок Намокает, требует влагоизоляции.
Кирпич полнотелый 1800 0,65 0,11 10 Высокая плотность и высокая теплопроводность
Бетон 2500 1,7 0,03 5

Наименов. материала Плотность материала, кг/1 м3 Тепло-провод-ность, Вт/м*К Паропро-ницаем-ость, мг/м*ч*Па Водопог-лощение, %

Новые материалы существенно превосходят материалы традиционные по показателям плотности и теплопроводности (см. таблицу; теплопроводность от 5 до 15 раз ниже , плотность – от 4 до 10 раз). Сами конструкции стали легче, но при этом еще и тоньше — низкая теплопроводность и хорошая шумоизоляция новых материалов изменили конструкцию внешних и внутренних стен. Существенно снизился вес наземной части строений за счет замены бетона и кирпича во внутренних перегородках, несущих и ограждающих конструкциях на пеноблоки и минераловатный утеплитель.

Все это привело, как следствие, к облегчению всех несущих конструкций, упрощению подземной части зданий и значительному снижению общего веса зданий (массы вещества, использованного для их строительства). В жилых домах, строящихся в 2017 г., до 60% объема строительных конструкций зданий (в зависимости от этажности и архитектурных решений) составляет пенобетон.Элементы конструкций зданий, будучи возведены с широким использованием новых материалов, оказались заметно дешевле, чем в случае применения традиционных материалов.Рынок не мог пройти мимо ТАКОЙ возможности заработать. К тому же есть еще одна существенная причина.

 

До 60% объема строительных конструкций зданий (в зависимости от этажности и архитектурных решений) составляет пенобетон

Новые материалы оказались значительно технологичней (скорость укладки и легкость обработки) и превратили в уходящую натуру значительную часть традиционных и дорогих строительных работ (кладка, штукатурка, шпатлевка).Что же на этом замечательном и многообещающем фоне получил потребитель?

Минеральная вата

Самое широкое распространение имеет минеральное волокно, изготавливаемое из базальтовых пород и шлаков. Это волокно в дополнение к теплоизолирующим свойствам обладает также свойствами противопожарными, поэтому имеет существенно более широкое распространение по сравнению с волокном, изготовленным из стекла.

К базальту, как к основному источнику сырья для производства минваты, претензий нет никаких. Однако, при ближайшем рассмотрении, у самой минеральной ваты минусов — хоть отбавляй…

 

Фасадные плиты из минваты: к базальту претензий нет, а вот дальше…

ЕС озаботился применением минеральной ваты еще с 90-х годов 20 века. Первым шагом явилась Директива Европейского Союза 97/69/ЕС. Требования директивы по минеральным волокнам были внесены в национальные законодательства всех стран ЕС. Содержание директивы вкратце. Отмечен раздражающий и канцерогенный эффект (2 и 3 группы канцерогенной опасности). Канцерогенное действие определяется наличием соединений щелочных и щелочноземельных металлов, а также микрочастицами самих волокон. Чем тоньше волокна, тем больше потенциальных очагов и тем выше риск. Директива признала особенно опасными волокна с диаметром до 3 мкм (сверхтонкое волокно) и рекомендовала к производству более грубые волокна с диаметром более 6 мкм. В 2001 г. основные положения директивы подтвердило МАИР (Международное агентство по изучению рака).

С тех пор ситуация развивается только в сторону ужесточения требований и ограничения сферы применения минеральной ваты в Европе. Самый жёсткий подход применяется в Германии. Здесь вообще запрещены к применению многие виды минеральных волокон, рассматриваемых в других странах ЕС как безопасные. С 2000 г. действует запрет на производство обращение и использование биоперсистентных (противостоящих растворению в организме) искусственных минеральных волокон для теплоизоляции, звукопоглощения и технической изоляции в любых зданиях (вот, оказывается, почему немцы так широко применяют в течение 15-20 лет поризованный кирпич!).

И все это происходит в Европе, жестко следующей существующим ограничениям и стандартам сертифицированных технологий. Чем же ответила и отвечает Россия?

Европа запрещает все, что тоньше 3 мкм, а мы в то же самое время внедряем новые технологии именно в этом сегменте. Очевидный вопрос «почему?» ведет к очевидному ответу. Потому что экономически выгодно – расход материала на единицу объема для супертонкого волокна существенно ниже, чем для простого.В технологии его производства упоминаются не только горные породы, но и техногенные отходы. Речь идет о шлаках. И здесь имеется 2 варианта.

 

Шлаки и зола мусоросжигательных заводов содержат всю таблицу Менделеева

Первый – шлаки, являющиеся отходами металлургических производств. Очевидно, что они содержат широкий и практически не нормируемый спектр химических элементов и их соединений в разных концентрациях. Второй – шлаки могут быть получены из совершенно неожиданного сырья. Например, из золы мусоросжигательных заводов, содержащей полный состав таблицы Менделеева. К таким щлакам применяются специальные технологические процедуры очистки (например, выщелачивания тяжелых металлов из шлака), делающие их в теории «практически безвредными и инертными». Процентный состав сырья, использованного при производстве минерального волокна, может варьироваться производителями в самых широких пределах. Но!!!

Очевидно, что шлак использовать гораздо выгоднее, чем базальт – он несоизмеримо дешевле.Традиционно вольное отношение российских производителей к любым технологиям, особенно требующим серьезных стартовых инвестиций, туго увязывает два предыдущих пункта воедино. Таким образом, проблемы, описанные выше, следует помножить на коэффициент современной российской специфики. Ничего личного – только бизнес!

Переходим ко второй его части – применению фенолформальдегидных смол в качестве связующего элемента, придающего минеральной вате необходимую форму и прочность при изготовлении из нее плит различной прочности. Фенолформальдегидные смолы является материалом с набором уникальных свойств, но… могут оказывать при контакте с ними вредное воздействие на кожу и органы дыхания. Воздействие определяется содержанием в смоле свободного фенола и формальдегида (фенол-формальдегидные конденсаты), которые при отвержении смол должны связываться до следовых концентраций.

Однако, их содержание сильно зависит от технологии производства смолы (не забываем, что стремление заработать «по-быстрому» может творить любые чудеса с технологиями) и составляет до 10% общей массы. А смола, в свою очередь, составляет до 10% веса плит из минеральной ваты. То есть, несложный расчет позволяет установить, что в облицовке современных жилых домов может содержаться до 1% несвязанного фенола и формальдегида, которые постепенно выделяются в окружающую атмосферу.

Формальдегид (формалин – водный раствор формальдегида) высоко токсичен, обладает аллергенным, мутагенным и канцерогенным действием. Может провоцировать онкологические, кожные заболевания, заболевания и дегенеративные процессы внутренних органов.

Классификация химически опасных веществ в РФ производится по классам опасности, устанавливаемым в соответствии с нормативными и отраслевыми документами. 1-й класс — это чрезвычайно опасные вещества. 2-й класс — высоко опасные. Фенол и формальдегид относятся ко 2-му классу. При этом формальдегид включен МАИР (Международной ассоциацией по изучению рака) в категорию 1 «Канцерогенные для человека» (самую тяжелую, туда же помещен асбест) Классификатора канцерогенной активности веществ, смесей и факторов воздействия.

А что в Европе? Там в начале 2000-х произошел полный (опять Германия) или частичный отказ от применения фенолформальдегидных смол в строительстве. Для нанесения минераловатных покрытий стали использоваться технологии, принципиально отличные от фенольных. Самая распространенная технология такого рода основана на применении в качестве связующего вещества комбинации тетрабората натрия (бура – натриевая соль борной кислоты) и ПВС (поливиниловый спирт, получаемый из поливинилацетата, раствор которого известен как клей ПВА). Технология более дорогая и трудоемкая, чем отечественная.

К сожалению, на просторах отечественного интернета удалось найти единственный пример применения в РФ аналогичной технологии (см. здесь http://www.sprefix.su/).

Остается добавить, что в результате механической обработки плит из минеральной ваты (в т.ч. на заводе-изготовителе, а, тем более, на строительной площадке) образуется масса микрочастиц минеральных волокон и фенолформальдегидных смол, попадающих во внутренние полости строящихся зданий. После этого при наличии минимальной циркуляции воздуха внутри конструкций здания, обусловленной проектными решениями, наличием зазоров между элементами конструкций и перепадами давления воздуха внутри зданий, эти микрочастицы будут годами попадать в жилые помещения.

Пеноблоки

Конструкции современных жилых строений (включая фундаменты, ограждающие конструкции, перекрытия, внутренние и межквартирные перегородки, коммуникационные шахты) состоят до 60% из пенобетона (дом, построенный из пены и воздуха — J). Этот очень интересный материал имеет ярко выраженные положительные характеристики, но обладает, в качестве их продолжения, и серьезными недостатками.

Химический состав пеноблоков не вызывает опасений (масштаба, сопоставимого с минеральной ватой). Он включает в себя: вяжущее (портландцемент, известь), кремнеземистый компонент (молотый кварцевый песок, зола уноса ТЭС), порообразователь (алюминиевая пудра и раствор перекиси водорода, обеспечивающие химическую реакцию с выделением пузырьков водорода). Показатели по плотности и теплопроводности являются превосходными.

Но при этом пеноблоки из газобетона имеют худший в представленном сравнении показатель водопоглощения – способность впитывать и удерживать в капиллярах воду. От этой способности резко ухудшается теплопроводность, а для пеноблоков это одно из двух основных преимуществ (вопрос – за что боролись?).

При достижении пеноблоком влажности в 25% его теплопроводность возрастает примерно в 4 раза в сравнении с паспортными данными и становится сопоставимой с полнотелым кирпичом.Механические свойства пеноблоков характеризуются заметно меньшим, в сравнении с бетоном и кирпичом, количеством циклов промерзания/оттаивания даже при проектной влажности (25-50 против 100 и более). И тут высокая способность к водопоглощение играет резко диструктивную роль, так как для потери увлажненным пеноблоком механических (и, как следствие, теплоизолирующих) свойств достаточно в разы меньшего количества циклов промерзания/оттаивания. (из этого факта легко сделать вывод о том, сколько на самом деле простоят новостройки — ред.)

И, наконец, главная проблема. Пеноблоки подвержены в гораздо большей степени, чем традиционные материалы, биологическому воздействию. Плесневые грибы (или, проще говоря, грибок и плесень) при повышенной влажности чувствуют себя на пеноблоках исключительно комфортно, появляясь в течение нескольких месяцев после сдачи объекта.

Каким образом формируется повышенная увлажненность блоков? Для этого, необходимо понимать, как выглядит стандартный «пирог» ограждающей конструкции жилого корпуса с навесным вентилируемым фасадом. Если двигаться со стороны внутренних помещений это последовательность слоев определенной толщины:

пеноблок 300-400 мм;минераловатный утеплитель 100 мм;ветрозащитная и паропроницаемая мембрана;воздушный зазор до 50 мм для естественного удаления атмосферных осадков, проникших под облицовку;облицовочные панели вентилируемого фасада, монтируемые на соответствующую подконструкцию.Критически важным при этом является качество материалов и выполнения работ при монтаже указанного пирога, а именно:

— качество мембраны и ее монтажа определяют более 50% будущих неприятностей; чем дешевле материал, тем ниже его эксплуатационные свойства и тем быстрее он их теряет, так как микроотверстия в мембране за несколько лет эксплуатации забиваются уличной пылью и микрочастицами строительной пыли; при монтаже могут возникнуть повреждения мембраны и неполное укрытие находящихся под ней слоев «пирога»;

— особенности подконструкции вентфасада, качество ее монтажа могут создать массу незащищенных зон, обеспечивающих прямое проникание атмосферных осадков внутрь ограждающей конструкции;

— стыки оконных проемов, герметизированные с дефектами, так же создают незащищенные зоны;

— регулярно приходится наблюдать на стройках и на складах продавцов/производителей минераловатные плиты, валяющиеся под открытым небом в любое время года (стоят дешево, а места занимают «вагон», где ж еще их хранить, как не на открытых площадках); будучи установленными на фасад, уже имеющий описанные выше дефекты, плиты, укрытые мембраной, могут не просохнуть никогда; при этом гидрофильность минеральной ваты способствует ее промерзанию и деформации, ведущей к последующему промерзанию пеноблоков.

Вообще говоря, современный московский жилой дом с вентфасадом мало, чем отличается от офисного здания (с точки зрения архитектурно-конструктивных решений). Однако, источников увлажнения (в т.ч. аварийного) в офисе в сотни раз меньше, чем в жилом доме. Каждый может вспомнить такого рода примеры именно в отношении жилья.

От указанных факторов вполне можно избавиться посредством тщательного проектирования продуманной ограждающей конструкции здания и использования для ее монтажа высококачественные материалы и комплектующие. Но кто ж позволит реализовать подобные «изыски» на жилье эконом-класса?!! Тем более, что принцип «и так сойдет» — это лучший способ экономии затрат.

Описанные факторы касаются увлажнения внешних стен и приводят к падению механических и теплозащитных свойств пеноблоков. Неприятно, конечно, и накладно раз в 5-10 лет жителям дома оплачивать массовые восстановительные фасадные работы. Но с этим уже нельзя ничего сделать (судьба!..). И потом, эти проблемы не несут значительный ущерб здоровью. Потенциал роста простудных заболеваний – не в счет.

Того же, к сожалению, нельзя сказать о плесневых грибах, которым для прекрасного существования внутри здания из пеноблоков не хватает лишь влажности. Очаги на внешних стенах уже имеются (см. выше). А что же происходит внутри нашего дома? Ничего хорошего!!! Ведь здесь массово применяются пеноблоки, даже там где ранее никогда не применялись:

 

Просто плесень…

— перегородки между квартирами оказываются каналом «влажностной коммуникации» между соседями, так как блоки лежат на плите перекрытия; любой залив в соседней квартире, опрокинутое ведро с водой и т.д. тут же приводит к увлажнению пеноблоков смежной стены, которые будучи защищены в т.ч. влагоизолирующими покрытиями, могут так и не успеть просохнуть до появления плесени;

— стены ванных комнат и санузлов (где постоянные протечки и периодическая 100% влажность) собранные из пеноблоков (!!!), являются шедевром проектной оптимизации и прекрасным местом для обитания разнообразных плесневых грибов;

 

Плесень в новостройке

— вентстояки и каналы с коммуникациями теперь тоже модно собирать из пеноблоков, наверное, для того что бы грибам и их спорам было легче путешествовать с этажа на этаж;

— массовые заливы, продуцируемые первым запуском систем отопления (особенно вероятными, если дом передается жильцам в весенне-летний период), являются источником повышения влажности всех внутренних конструкций из пеноблоков, расположенных на этажах ниже места залива.

И все это происходит внутри дома, укутанного мембраной (в связи с дефектами монтажа прекрасно пропускающей атмосферные осадки), превращающейся через несколько лет в большой полиэтиленовый пакет или в … Впрочем, обойдемся без излишне ярких сравнений.

Для полноты картины остается только изучить особенности плесневых грибов. Размножаются при помощи спор (размер от 2 до 40 мкм), которые обладают предельно высокой выживаемостью и могут противостоять даже воздействию специальных химических веществ — фунгицидов. Споры грибов попадают в помещения из внешней среды с атмосферным воздухом, либо заносятся на одежде, обуви, различных предметах. В воздухе среднестатистической квартиры находится до нескольких десятков спор в 1 м3 воздуха. Что касается квартиры, оккупированной грибами, то концентрация может подскакивать на порядки — до 10 тысяч спор и более. Обладая для целей пищеварения широчайшим набором ферментов, грибы могут питаться самыми разнообразными веществами. В жилых домах это могут быть ткани, древесина, обои, масляная и водоэмульсионная краски, штукатурка, побелка, цемент. Колонии плесневых грибов появляются со временем на мебели, стенах, потолке, оконных рамах, трубах отопления, одежде, обуви и т.д. Пищевые продукты и бытовая пыль – лучшая среда для развития грибов. Главное условие развития грибниц – достаточная влажность воздуха или постоянное увлажнение поверхностей, на которых происходит их развитие.

На сегодняшний день в РФ не существует регламентов и стандартов, нормирующих ПДК спор и продуктов метаболизма плесневых грибов в жилых помещениях.

Плесень оказывает на здоровье человека следующие виды воздействия:

риниты, фарингиты, воспаления легких, бронхиты, бронхиальная астма;заболевания кожных покровов, которые выражаются в виде аллергических дерматитов, экзем и других воспалительных процессов;яды плесневых грибов вызывают отравления, сердечно-сосудистые патологии, поражения центральной нервной системы, отеки мозга, развитие раковых заболеваний печени и легких,прорастая внутри организма, плесень, воспринимающая организм с ослабленным иммунитетом в качестве питательной среды, способна вызвать токсические некрозы тканей при поражении бронхов, легких и других внутренних органов, что в тяжелых случаях может привести к летальному исходу;усугубление течения хронических заболеваний.

История процесса

Разумная экономия (а когда она бывает неразумной?) очень часто в истории приводила к катастрофическим последствиям. Кардинальный сдвиг строительной стратегии на рынке отечественного жилья произошел сразу после начала кризиса в период 2009-2011 г.г. До этого момента технология строительства объектов с вентилируемыми фасадами полностью захватила нежилые сегменты строительной отрасли. После начала кризиса в Москве в состоянии строительства находились офисные комплексы на миллионы квадратных метров. Коммерческие перспективы этих объектов были крайне тяжелыми.

И тут (совершенно неожиданно…J) появляется гениальная идея с вводом нового формата застройки – апартаментов. Это нечто среднее между жильем и офисом. Грубо говоря, офис, допускающий жилое использование. Ряд крупных застройщиков был спасен от неминуемого банкротства… Здорово! Вот только никто не подумал (или не захотел?) о том, что нормативные требования в отношении офисов, не предполагающих постоянное пребывание людей, содержат гораздо меньше ограничений, чем для случая жилья с постоянным пребыванием людей.

Направление дальнейшего развития было указано всему рынку! А почему бы не применить аналогичные подходы не только к апартаментам, но и к жилью?!

Дальнейший путь каждый из застройщиков прокладывал по-своему. И вот, сегодняшние жилые корпуса ничем не отличаются (разве что инженерное оборудование победнее и попроще) от офисов В-класса 2000-х годов. Естественное стремление к улучшению экономических показателей проектов, захватившие умы застройщиков, привело к не менее естественным последствиям, массово перекладываемым на будущих жителей объектов с вентилируемыми фасадами. Эти объекты олицетворяют современные прогрессивные тенденции отечественной строительной и проектной мысли, не совпадающие, однако, с мировыми тенденциями.

Рекомендации

Было бы совершенно неправильно оставить читателя в беде открытого ему нового понимания действительности, не предложив в качестве ответа на вопрос «Что делать?» некоторых вариантов разумных действий:

Тщательно и взвешенно подходить к вопросу качества приобретаемого жилья, понимая, что жилые объекты, описанные в данной статье, составляют не менее 90% рынка новостроек Москвы.

Отдавать предпочтение объектам, построенным с максимальным применением традиционных технологий и материалов.

Объекты, построенные по технологии, применяемой для строительства офисных зданий (вентфасады, массовое использование минераловатных утеплителей в комбинации с пенобетоном) по возможности вообще исключить из рассмотрения.

Если же акт покупки уже состоялся, рассмотреть имеющуюся в текущем моменте возможность продать или обменять на что-то более традиционное.

Ну, а если уж «попали» в такой дом, примите меры:защитные (а в местах контакта с влагой — гидроизолирующие) покрытия следует наносить на все поверхности, даже перед поклейкой обоев; это удорожает ремонт, но сохраняет здоровье;регулярное проветривание помещений – окна/форточки лучше держать открытыми максимальное время; при закрытых окнах использовать устройства, очищающие воздух от паров и пыли – ионизаторы, озонаторы, фильтры (например, воздухоочистительные приборы с НЕРА—фильтром (High Efficiency Particulate Air), задерживающие мелкодисперсные частицы от 0,1-0,3 мкм);не пренебрегать регулярной влажной уборкой, своевременно обрабатывая места появления плесневых грибов фунгицидными средствами; пылесос желательно иметь тот, в котором применен аквафильтр.

Ситуация, описанная в статье, уже зашла слишком далеко. Она затягивает все большее и большее количество застройщиков. Представляется, что остановить этот вал сумасшествия сможет только позиция рядового потребителя продукции строительной отрасли, предельно взвешенно подходящего к потребительским свойствам покупаемого жилья.

(Полная версия материала — здесь

https://newizv.ru/news/society/03-02-2019/riski-renovatsii-novye-mnogoetazhki-moskvy-bezzaschitny-pered-pozharami

 

Риски реновации: новые многоэтажки Москвы беззащитны перед пожарами

3 февраля, 14:05Общество

Впрочем, не только в Москве, но и по всей России стремительно растёт средняя этажность новостроек. Еще в 2016 году она составляла 15,5 этажей, сегодня уже 17,3 этажа. Конкретно в Москве — 23,1 этажа. На их фоне уже брежневские девятиэтажки кажутся наивными избушками. Такая гигантомания некомфортна и смертельно опасна.

О том, что Россия на десятилетия отстаёт от трендов западных стран говорили многие. В частности, первые эксперименты с многоэтажными жилыми микрорайонами ставили в США и Западной Европе еще в 1960-е годы, когда здесь были в лучшем случае «сталинки» и «хрущевки». Но позднее в развитых странах от огромных «человейников» стали постепенно отказываться и даже расселять и сносить уже построенные — они оказались средоточием криминала, наркомании и прочего асоциального поведения, провоцировали даже более частые душевные расстройства у своих обитателей. Наконец — оказались крайне уязвимы перед разными стихийными бедствиями.

Как спуститься (а тем более подняться) с (на) 22-40 этажи, если вдруг возникнет авария с энергоснабжением? Как подать воду на верхние этажи? Того страшнее — если случится пожар.

Лондон, как известно, не самый технологически отсталый город на свете и столица не самой последней на свете страны. Тем не менее и здесь в 2017 году произошел катастрофический пожар в 24-этажном жилом доме Grenfell Tower, жертвами которого стали 30 человек. Они заживо сгорели, потому что даже лондонские пожарные не смогли спасти с верхних этажей всех умолявших о помощи. Пожар спровоцировала неисправность холодильника в квартире на пятом этаже, из-за которой начался пожар на кухне, вскоре распространившийся по всему дому. Запертые в квартирах жильцы спускались из дома по связанным простыням и даже выбрасывали из окон детей — в надежде, что они выживут.

Неудивительно, наверное, что многоэтажная застройка стала приметой крупных городов развивающихся стран, перенаселенного Китая и… почему-то — России, которой грех жаловаться на недостаток земель. Как долго это будет продолжаться? Не хочется думать, что до первой трагедии, подобной лондонской, или даже превосходящей ее с учетом большей этажности новых «человейников».

«Разговоры о том, что покупка московских квадратных метров может оказаться ловушкой, не прекращаются, — пишет в своём Живом Журнале Андрей Нальгин. — Тем не менее, столица растёт, а цены на недвижимость особо не падают к радости вложившихся. Скептики добавляют к этому многозначительное пока, кивая на кризис.Конечно, если они окажутся правы, и вложенные деньги сгорят, будет плохо. Но это полбеды, на самом деле. Беда – вот, на графике.

Не только Москва, вся Россия растёт вверх в смысле этажности домов. В Москве эти цифры ещё выше – 20,5 этажей в 2017 году и 23,1 в 2018-м. С поправкой на малоэтажные школы и детсады, учитываемые в этой статистике, цифры по этажности жилой недвижимости ещё выше. В предложениях новостроек – сплошь и рядом здания по 25-30-40 этажей. Невысокие 14-16-этажные панельные коробки вымываются с первичного рынка, ибо не так выгодны застройщику. И – ещё один тренд последних лет – в массовом сегменте сокращаются площади квартир, просторные двушки и трёшки скукоживаются, оставляя места для однушек и студий. То есть, число жилищ на площадке одного этажа растёт.

Всё это – гигантская и опасная ловушка, на самом деле. Потому что у жильцов верхних этажей, начиная примерно с 20-го, практически нет шансов спастись при пожаре, случись он в таком доме. Обычные пожарные лестницы поднимаются не выше 9-го этажа, специальные достают до 22-го или 24-го, но их мало. Тем, кто купили квартиры повыше, остаётся уповать на Бога, к которому они ближе.

Хотя, например, в Москве имеются и лестницы, поднимающиеся на высоту 100 метров, их одна или две на весь миллионный город. Можно представить, сколько они будут добираться к месту пожара по пробкам. Эвакуация пожарным вертолётом возможна разве что с крыши, но не к каждому зданию он сможет подлететь в нынешней городской застройке. Конечно, пожарные расчёты будут работать и внутри здания, стараясь спасти тех, кого можно. Однако и взбежать на 28-й, например, этаж в полной амуниции – дело не двух минут.

Конечно, в каждом доме должны быть незадымляемые лестницы для эвакуации, а также системы пожаротушения в общих пространствах – холлах, лестничных клетках и т.п. Но даже если застройщик не сэкономил на всей этой инфраструктуре, её работоспособность должна поддерживаться и проверяться ежегодно, а много ли вы видели управляющих компаний, проводящих, например, пожарные учения для жильцов? И, кстати, могу сказать по личному опыту, спуститься пешком с 30-го этажа – то ещё удовольствие даже для тренированного, спортивного человека.В общем, пожарные недаром рекомендуют потратиться на спасательные капюшоны, огнетушители, защитные накидки, а ещё – бросить курить в квартире. Но, может, проще не забираться в инвестициях так высоко?»

Стоит отметить и то, что, как показывает московский опыт, пожарным не всегда удается подъехать даже к не очень высокому дому, объятому пламенем, из-за обилия припаркованных машин. А ведь чем выше дом — тем больше перед ним будет и автомобилей.Зато «у жителей верхних этажей больше шансов выжить при обрушении», — отмечает fooxxx. С учетом трагедии в Магнитогорске не стоит забывать, к слову, и про этот фактор.

https://svpressa.ru/realty/article/219782/

 

24 декабря 2018 09:03

Хуже «хрущевок» могут быть только дома под реновацию

Даже самые ярые защитники программы мэрии собрались подавать в суд за обман

Стартовавшая немногим более года назад программа реновации бескомпромиссно разделила Москву на два полярных лагеря. И все это время представители одного под лозунгом «Руки прочь от наших домов» деятельно пытались эту программу остановить, в то время как их оппоненты, скандируя «Хуже хрущевки уже ничего не может быть», предпринимали не менее активные телодвижения, чтобы ускорить процесс переезда в новые дома. Но, видимо. где-то что-то пошло не так, и к настоящему моменту радужные надежды на светлое будущее многих сторонников «собянинского сноса» заметно поблекли и стали довольно активно рушиться.

Первое «фи» качеству предоставляемых квартир и уровню организации этого процесса переселенцы сказали еще в феврале 2018 года (см. материал «СП» «Откровения участницы реновации: Что втюхивают москвичам вместо «хрущевок»). Правда, тогда защитники программы поспешили списать все на экзальтированность граждан и объяснили происходящее неизбежностью технических накладок в самом начале такого трудоемкого процесса. Однако на излете 2018 года, после бравурных чиновничьих отчетов о том, что процесс переселения набирает обороты и уже практически поставлен на поток, недовольство стали проявлять даже те, кто стоял в самом авангарде сторонников сноса «хрущевок».

Вот лишь несколько постов, размещенных пользователями соцсетей в сообществах сторонников реновации (орфография и пунктуация оригинала сохранены).

«Ну что, сопровождал сегодня „оператора“ с хорошей техникой на Профсоюзную 96−1. Сделали фото и видеообзоры 1 и 3-ки, зафиксировали косяки и грубые нарушения строительных нормативов. Трещины и протечки».«Выявлены нарушения конструктивно-строительных и противопожарных нормативов и Закона Москвы О дополнительных гарантиях… По одной из квартир будет проведена экспертиза».

«В ванной коммуникации для стиральной машины выведены так что свою любимую служившую верой и правдой стиральную машину со стандартной загрузкой с лицевой стороны уже не подключить, либо покупаешь с вертикальной, либо переделываешь заново. На кухне ощущается простор, после своих родных 5 метров, но окон катастрофически не хватает, очень темно даже днём, а это 12-й этаж! Комнатка ощутимо меньше чем в пятиэтажке, плюс съедает жизненное пространство „полуэркер“, отчего комната кажется ещё меньше (разница 4 кв. метра!). Не встроенный электрощит в коридоре также съедает полезную площадь».

«Мне кажется, там справа на первом этаже, на стене кто-то начал писать ответ на вопрос „как вам там живётся?“ и кто-то провалился в подвал, не дописав ответ».«А как же шоурумы и слова Собянина о том, что «новые квартиры будут точь-в-точь как те, что представлены в шоуруме. Площадь линеек 58 м² с кухней 9.5 м2, распашонки 57 м² с такой же кухней. И площадь новых квартир увеличится почти на 30%». Я это не из головы беру же. Удобно прикрываться буквой закона в этом случае 🙂 Или вот, пишу я во все инстанции — ребята, вот ГОСТ про решетки, вот текст, вот пожарные СНИПы. А в ответ получаю — стекло в витражных конструкциях ГОСТ такой-то. Разве я спрашивала про стекло? Я же задала конкретный вопрос. И так вот и играем в болванов.

И да, я пишу про ответ. Т. к своими глазами видела его. Собственно, я получаю такой же ответ на все свои письма — ждем вас для заключения договора. Или вот наша встреча с префектом. На камеру, он, так же как и Сорокин говорит — вам будут предоставлены другие дома для рассмотрения. А при личной встрече — пардоньте, для вас только 58 дом и никакие другие варианты не предусмотрены. Так и живем.»

И это еще мягкие, практически литературные отзывы. Более эмоциональные по этическим соображениям все же пришлось подвергнуть некоторой цензуре перед публикацией.

«Дом построен из *** (продуктов жизнедеятельности человека — ред.) и палок. Со всеми возможными нарушениями многих законов и нормативов. Трёшка, сляпанная из двух однушек иных эмоций, кроме зычного мата ни у кого не вызывала. … Жить там нереально, разве что какому студенту, который надоел родителям. Но это, в принципе, то же самое. Некоторым, вдруг, понравились двушки. Хотя в наше время комната в 10,8 метра вызывает искреннее недоумение. Равно как и кухни 8 с копейками во всех квартирах. Ради любопытства узнал, какая компенсация предлагается однушкам. Маленькой, той где жилая 17,3−17, 5 — меньше 100 тыр уже с вычетом налогов. Большим, с жилой 20.3−20.5 — порядка 730 тыр. так же уже за вычетом 13%. … На верхних этажах трещины в боковых стенках лоджий и свежезамазанные трещины (женщина руку в краске испачкала и полосы видны) в стенке лифтовой шахты. Снаружи межпанельные швы замазаны густым герметиком, чтобы не было видно, как там сделан растворный шов.))) Швы самых разных размеров — от 10 до 1 см. Причем вертикальные по высоте меняют ширину.

Ну все остальное будет подробно изложено в коллективном иске с требованием вывести этот дом из стартовых и запретить переселение в него по реновации. Кто туда рвется могут обижаться. но другого способа защитить интересы трешечников, однушечников и некоторых двушечников просто нет. Давайте спокойно ждать строительства нормальных домов. Такого не строили даже в худшие советские и постсоветские годы».

«Нам предложили двушку в 58 доме на 13 этаже. Панорамные балконы с толщиной стекла 5 мм без защитных ограждений, что недопустимо по госту. Т. к панорамное остекленение возможно только с ограждением. У нас маленький ребенок, это банально не безопасно. Второй существенный минус — в линейках кухни 7.5 м, вместо обещаных 10 м². Ладно **** (фиг бы — ред.) с ними с метрами, там такая идиотская планировка, что ни одна нормальная кухня туда не встанет из-за расположения окна. Узкий коридор в который не встанет ни один шкаф из-за расположения дверей выходящих в него комнат и счетчиков на стенах. А т. к в квартире не предусмотрено ни одной кладовки, вопрос грамотного распределения вещей стоит остро. Ванная тоже с нарушениями сделана. Ну и площадь квартир 50 м². При том, что переселенцы первой волны в нашем районе получили двушки от 55 до 63 м², с минимальной площадью кухни 9.5м2. Я думаю, что если бы ваши соседи получили 63 квадрата, а вы имея точно такую же изначальную площадь в хрущевке, как и они, получив 50 м², тоже задались бы логичным вопросом — какого ***** (ближайший синоним — рожна, ред.)? И почему моя семья хуже чем их? Отсюда и такая бурная реакция на эти дома, подогреваемая полным нежеланием властей идти хоть чуть-чуть на встречу людям».

Но вот что интересно. Обсуждая все недостатки новых домов, переселенцы обязательно уточняют — да, многоэтажки, куда они переезжают, изначально строились не по программе реновации (хотя глава столичного Департамента строительства Андрей Бочкарев не раз и не два заявлял журналистам — переселять жителей станут в те дома, которые были переделаны под стандарты программы — «СП»). При этом они выражают надежду, что уж вот те самые, по-настоящему «реновационные» высотки уж точно будут лучше.

На первых взгляд, эти чаяния москвичей вполне могут осуществиться.

И в самом-то деле, не зря же на официальном сайте мэра Москвы были опубликованы требования к районам, затронутым реновацией. Главная цель — создать в кварталах комфортную, безопасную, удобную и привлекательную городскую среду. «Сегодня мы рассмотрим ряд важных решений по программе реновации. В частности, утвердим положение о специальном фонде реновации для управления процессами по застройке новых кварталов, а также стандарты благоустройства и отделки. Речь идет о создании комфортных территорий новых кварталов, которые бы включали современные детские площадки для детей разных возрастов, качественное озеленение, достаточное парковочное пространство», — сказал Сергей Собянин.

И уж, наверное, не просто так, мэрия Москвы определила принципы, лежащие в основе структуры новых микрорайонов:

— эффективное использование земельных ресурсов;

— повышение проницаемости территории за счет создания публичных пространств;

— формирование комфортного микроклимата и высадка крупномерных деревьев;

— создание подземных парковок, что позволит сделать дворы без автомобилей;

— отсутствие транзитного движения транспорта во дворах;

— приоритетный вынос коммунально-бытовых объектов из дворового пространства.

Но тут есть один серьезный нюанс, который заставляет серьезно усомниться в том, что все эти благие намерения будут действительно воплощены в жизнь.

Практически все ведущие СМИ на днях сообщили, что крупнейшим подрядчиком Фонда реновации Москвы оказалась скандально известная группа компаний «ПИК» Сергея Гордеева. Структура группы «МФС-ПИК» в течение года получила контракты на строительство домов для жильцов предназначенных под снос «хрущевок» на 40 млиллиардов рублей.

Однако строительные проекты все той же ГК «ПИК» давно стали настоящей головной болью для многих жителей Красногорского района Подмосковья и Москвы. Особое раздражение у людей вызывают такие проекты, как ЖК «Ильинские луга», а также микрорайон Путилково и Бутово.

В первом случае, уверяют представители местных инициативных групп, строительство ведётся в природоохранной зоне. К тому же, по их словам, застройщик даже не согласовал подключение домов к воде и канализации в местном водоканале.

«Люди, вложившие свои личные деньги, оказались заложниками бетонных гетто. Жители не могут выехать утром на работу, не могут вечером заехать в свои районы, — сетует житель Путилково Станислав Смагин. — Огромные очереди в детские сады на несколько лет вперед и молодые мамочки вынуждены сидеть дома с детьми до школы, теряя квалификацию! Поликлиник, школ, пожарного депо, станций скорой помощи, отделов полиций — просто нет!»

Во всех трех ЖК, продолжает перечислять недочеты активист, совсем отсутствуют парковки. Люди заехали и вынуждены парковаться в 4−5 рядов. Дома построены на 300−1000 квартир, а гостевых мест около дома от силы 50. Никакая скорая помощь, полиция или пожарная техника не проедет после 21 часа в район. Путилково, по его словам, уже пережило 2 пожара. В первом пострадала вся семья и полностью выгорела квартира, во втором, к счастью, обошлось без жертв, но все имущество сгорело.

Поликлиник, подчеркивает Смагин, тоже нет, люди с высокой температурой и грудными детьми вынуждены ездить в другие районы. Это очень тяжело, затратно и опасно, но врачи на дом не приходят. В том же Путилково уже был смертельный случай — девушка гуляла на улице с ребенком и ей стало плохо. В итоге умерла она за 15 минут до приезда врачей, которые добирались до места полтора часа. Другая жительница Путилково вообще вынуждена была принимать роды у своей соседки.

«За два с половиной года, — подчеркивает Станислав Смагин, — ГК «ПИК» не построила ни одного объекта инфраструктуры! Как же будет строить она инфрастуктуру в районах, предназначенных для реновации? Ведь плотность населения при реновации возрастет в 5−6 раз! А значит, нужны будут дополнительные места в школах и детских садах, нужны будут дополнительные поликлиники, опорные пункты и отделения полиции, пожарные депо, станции скорой помощи, физкультурно-оздоровительные и культурные центры. Но ПИК на всех совещаниях смело заявляет: «Мы умеем строить только бетонные коробки, никакие другие объекты мы строить не будем!». Как же группа ПИК получила почти половину подрядов в рамках московской программы реновации?Вполне вероятно, что вместо публичных пространств и высадки крупномерных деревьев будут появляться все новые и новые высотные башни-человейники. Как раз так же, как в Путилково вместо культурного центра растет 25-этажный дом».

https://newizv.ru/news/city/07-02-2019/vkriv-i-vkos-kto-otvechaet-za-kachestvo-domov-dlya-pereselentsev

Вкривь и вкось. Кто отвечает за качество домов для переселенцев

7 февраля, 18:16Город

Строительство основной части домов по программе реновации начнется в 2020 году. Однако уже в конце лета 2018 года началось заселение в новостройки, которые в срочном порядке приводили с соответствие с нормами, прописанными в программе.

Людмила Бутузова

Кто бы мог подумать, что первые новоселья поднимут волну недовольств и протестов жителей, даже тех, кто вполне лояльно настроен к программе реновации. Список строительных косяков и отделочных недоработок оказался настолько длинным, что люди переезжали со слезами на глазах, либо вообще отказывались заселяться, требуя дома и квартиры, соответствующие стандартам реновации. Увы, брать приходится то, что есть. Новоселы уже несколько месяцев пытаются привести новые квартиры в пригодное для жизни состояние. Своими силами, без помощи застройщика и без участия городских чиновников, которые фактически саботируют гарантии и обещания, которые предоставлял москвичам мэр Сергей Собянин.

КРИВОЙ ДОМ

Первое «фи» качеству предоставляемых квартир и уровню организации этого процесса переселенцы сказали еще в феврале 2018 года (см. материал «Откровения участницы реновации: Что втюхивают москвичам вместо «хрущевок»). Правда, тогда защитники программы поспешили списать все на экзальтированность граждан и объяснили происходящее неизбежностью технических накладок в самом начале такого трудоемкого процесса. Однако на излете 2018 года, после бравурных чиновничьих отчетов о том, что процесс переселения набирает обороты и уже практически поставлен на поток, недовольство стали проявлять даже те, кто стоял в самом авангарде сторонников сноса «хрущевок».

Вот лишь несколько постов, размещенных пользователями соцсетей в сообществах сторонников реновации (орфография и пунктуация оригинала сохранены).

«Ну что, сопровождал сегодня „оператора“ с хорошей техникой на Профсоюзную 96−1. Сделали фото и видеообзоры 1 и 3-ки, зафиксировали косяки и грубые нарушения строительных нормативов. Трещины и протечки».

«Выявлены нарушения конструктивно-строительных и противопожарных нормативов и Закона Москвы О дополнительных гарантиях… По одной из квартир будет проведена экспертиза».

«В ванной коммуникации для стиральной машины выведены так что свою любимую служившую верой и правдой стиральную машину со стандартной загрузкой с лицевой стороны уже не подключить, либо покупаешь с вертикальной, либо переделываешь заново. На кухне ощущается простор, после своих родных 5 метров, но окон катастрофически не хватает, очень темно даже днём, а это 12-й этаж! Комнатка ощутимо меньше чем в пятиэтажке, плюс съедает жизненное пространство „полуэркер“, отчего комната кажется ещё меньше (разница 4 кв. метра!). Не встроенный электрощит в коридоре также съедает полезную площадь».

«Мне кажется, там справа на первом этаже, на стене кто-то начал писать ответ на вопрос „как вам там живётся?“ и кто-то провалился в подвал, не дописав ответ».

ДОМ ИЗ ЧЕГО ПОПАЛО

«Бессилие и обида — вот два слова, которыми я хочу описать такое отношение» — говорит житель ЮЗАО Лев Семёнович 1951 года рождения, который в октябре прошлого года получил ключи от новой квартиры. — «Я не знаю, за что браться: всё сделано спустя рукава. У дома кривые даже стены. При этом как снаружи, так и в квартире».

Речь идёт о доме по адресу улица Дмитрия Ульянова, дом 27. Это строение как раз является одной из первых ласточек реновации. Дом был построен в 2016 году и не планировался для программы реновации. Однако позже он был включен в фонд программы с задумкой его последующего приведения в соответствие со стандартами, обещанными жителям.

При этом все несоответствия со стандартами программы должны быть выполнены в течение двух недель после передачи квартиры жильцам. Тем не менее, уже по прошествии трёх месяцев, квартиры и общие зоны дома остаются в прежнем состоянии.

Новостройка широко известна в интернете. Десятки активных граждан снимают фото и видео с очевидными недостатками строения. Пишут посты в социальных сетях и блогах, сравнивая затянувшийся процесс доведения дома до стандартов с бесконечным сюжетом скетч-шоу Наша Russia про строительство квартиры персонажами Равшаном и Джамшутом. Однако не все готовы воспринимать ситуацию с юмором. Сообщения большинства жителей больше похожи на жесты отчаяния. Уместно отметить, что жители первых домов в рамках реновации — наиболее активные и лояльные участники программы. Поэтому тем более громко звучит их возмущение.

«Дом построен из *** (продуктов жизнедеятельности человека — ред.) и палок. Со всеми возможными нарушениями многих законов и нормативов. Трёшка, сляпанная из двух однушек иных эмоций, кроме зычного мата ни у кого не вызывала. … Жить там нереально, разве что какому студенту, который надоел родителям. Но это, в принципе, то же самое. Некоторым, вдруг, понравились двушки. Хотя в наше время комната в 10,8 метра вызывает искреннее недоумение. Равно как и кухни 8 с копейками во всех квартирах. Ради любопытства узнал, какая компенсация предлагается однушкам. Маленькой, той где жилая 17,3−17, 5 — меньше 100 тыр уже с вычетом налогов. Большим, с жилой 20.3−20.5 — порядка 730 тыр. так же уже за вычетом 13%. … На верхних этажах трещины в боковых стенках лоджий и свежезамазанные трещины (женщина руку в краске испачкала и полосы видны) в стенке лифтовой шахты. Снаружи межпанельные швы замазаны густым герметиком, чтобы не было видно, как там сделан растворный шов.))) Швы самых разных размеров — от 10 до 1 см. Причем вертикальные по высоте меняют ширину.

Ну все остальное будет подробно изложено в коллективном иске с требованием вывести этот дом из стартовых и запретить переселение в него по реновации. Кто туда рвется могут обижаться. но другого способа защитить интересы людей просто нет. Давайте спокойно ждать строительства нормальных домов. Такого не строили даже в худшие советские и постсоветские годы».

Но вот что интересно. Обсуждая все недостатки новых домов, переселенцы обязательно уточняют — да, многоэтажки, куда они переезжают, изначально строились не по программе реновации (хотя глава столичного Департамента строительства Андрей Бочкарев не раз и не два заявлял журналистам — переселять жителей станут в те дома, которые были переделаны под стандарты программы). При этом они выражают надежду, что уж вот те самые, по-настоящему «реновационные» высотки уж точно будут лучше.

ЭКСПЕРТИЗА ПРИШЛА В УЖАС

Оговорка не случайна. Похоже, в правительстве Москвы понимают, что впарили людям откровенный неликвид и сейчас надо всеми силами погасить накаляющиеся страсти.

В отношении дома на улице Дмитрия Ульянова была проведена независимая экспертиза (документ имеется в распоряжении редакции). Центр независимой строительной экспертизы «Проектирование городской среды» (ПГС) в конце января 2019 года представил подробное заключение на 56 страницах, в котором оценил фактические характеристики дома, включая его эксплуатационное состояние, пригодность для жилья, и работоспособность инфраструктуры.

В рамках подготовки экспертизы эксперты ПГС совершили визуальное и детальное обследование объекта, а также камеральную обработку данных, с целью анализа соответствия дома закрытому перечню требований, зафиксированных в градостроительных законодательных актах.

Эксперты «ПГС» указывают, что в результате экспертизы выявлен целый ряд дефектов, которые являются следствием нарушения технических регламентов и норм строительства. Специалисты охарактеризовали недостатки новостройки как критические и спрогнозировали их негативное влияние на долгосрочность конструкции дома и долгосрочность его эксплуатации. Более того, по результатам камеральной обработки материалов, эксперты делают вывод, что строение создаёт угрозу жизни и здоровью неопределенного круга лиц.

В заключении специалистов перечислен и конкретизирован широкий набор дефектов дома. Оказывается, что дефекты одной из первых ласточек реновации невозможно устранить после завершения строительства, в соответствии с нормативами СП 13-102-2003 и ГОСТ 15467-79. Наиболее критические дефекты, которые могут быть даже еще неизвестны новым жильцам, касаются не только жилых помещений, но и самой конструкции дома: повреждения облицовки смежных панелей в месте примыкания друг ко другу, отделения фасадной плитки от несущих панелей здания и отклонения между гранями смежных элементов стеновых панелей. Последняя группа дефектов — наиболее существенная, поскольку несёт критический характер по нормам законодательства.

Таким образом, если москвичи изначально опасались утраты качества жизни при переезде в новое жилье, сейчас перед ними встает уже вопросы не комфорта, а элементарной безопасности.

ЧТО ДЕЛАТЬ, С КОГО СПРАШИВАТЬ?

 

Нативная реклама Relap

Разочарование москвичей в доме, подготовленном для жизни по новым стандартам, ставит два вопроса — кто виноват и что делать дальше. С ходу сложно ответить, какой из них первичен. Тем не менее, как выразилась жительница дома на Дмитрия Ульянова Людмила, если найти ответ на первый вопрос, он приведёт к ответу и на второй.

Ранее СМИ уже связывали дефекты дома с чиновником московского правительства с Алексеем Амелькиным, за подписью которого вводятся в экстрактацию все дома по программе реновации. В декабре прошлого года РБК-ТВ указали Амелькина как лицо, прямо несущее ответственность за качество дома на Дмитрия Ульянова.

А что мы, собственно, знаем о чиновнике, который от имени правительства Москвы гарантирует качество строительства домов «под реновацию» и безопасность жителям, доверившимся программе. Амелькин – лицо не публичное. Одно из немногих упоминаний о нем в прессе связано с ограблением в деревне Новоалександровка Одинцовского района в январе 2017 года, когда из дома чиновника вынесли 20 тыс. долларов, 5 тыс. евро, полмиллиона рублей и драгоценности. Второе упоминание относится к декабрю прошлого года в связи с перестановками в столичных органах власти – Алексея Амелькина повысили в должности до первого зампредседателя комитета государственного строительного надзора (Мосгосстройнадзор).

В счастливый для Амелькина год повышения по службе «Новые известия» связывали его имя с вводом в экстрактацию другого дома — по адресу Карамышевкой набережной, 60. У новоселов было множество вопросов по теме безопасности проживания в «Карамбе».

С точки зрения московских чиновников, этот дом абсолютно надежен и безопасен. Однако в распоряжении «НИ» оказался акт приёмки сооружения на Карамышевской набережной, вызывающий сомнения в добросовестности чиновников, подписавших акт.

Вот свидетельство несостоявшегося новосела, кандидата технических наук строителя по професии Александра Грузинова:

«Как могли дать разрешение на ввод в эксплуатацию в таком новом-полуразрушенном доме, я не знаю, можно только догадываться. Ну, если дом нормальный, то откуда же взялась эта вертикальная нагрузка на межкомнатные стены и стеклопакеты, ведь такую нагрузку должны воспринимать лишь несущие конструкции (стены, опоры, сваи и т.д.)?! А взяться она могла лишь… с потолка! Да, да, именно с потолка, который, также как и пол, на инженерном языке называется мудрёными словами «плиты межэтажных перекрытий». То есть, переводя на русский язык, эти самые плиты не стабильны, они либо деформируются, давая прогиб, либо просто подвижны по вертикали. Но ведь это потолок!!! А ежели он возьмёт, да прогнётся так, что станет крышкой гроба?!»

Отчего бы московским чиновникам взять, да и не перепроверить качество строительства дома № 60? Для чего? Да, хотя бы ради того, чтобы люди спали спокойно, чтобы журналисты не брались за перо, чтобы телекамеры с дотошными репортёрами не мешали спокойно жить членам собянинской команды.

Нет, судя по всему, открестившись от того, что скандальное переселения происходит по программе реновации, власть чувствует себя сегодня уже в полной безопасности. Тем более, что акт о приёмке скандально известного дома 60 подписан был ещё весной 2017прошлого (2017) года.

Из этих документов следует, что подписал «Разрешение на ввод в эксплуатацию» недостроенного дома № 60, что по Карамышевкой набережной, конкретный московский чиновник — Амелькин Алексей Владимирович, заместитель председателя Комитета государственного строительного надзора Москвы.

А вот Заключение о соответствии построенного дома «требованиям технических регламентов, иных правовых нормативных актов и проектной документации, в том числе требованиям энергетической эффективности и требованиям оснащенности объекта капитального строительства приборами учета используемых энергетических ресурсов» еще 28 апреля 2017 года подписала целая плеяда московских «специалистов»:1. Главный специалист УН9 — Зверев М.В.2. Консультант УНИИ — Бузанов Д.Н.3. Советник УНИИ — Османов Р.Х.4. Советник УНМС — Балабанова И.А.5. Советник УНМС — Богучава И.Н.6. Консультант УПН — Никифоров П.Е.7. Главный специалист УСН — Ворошилова О.В.8. Советник УСН — Цветкова И.В.Сколь лет будет стоять этот чудо-дом?

Александр Грузинов с женой (из 20-го дома по ул. Маршала Жукова) поехали смотреть предлагаемую им жилплощадь,исследовали пять этажей, и с уверенностью профессионалов утверждают, что новостройка на «Карамбе» – сплошной строительный брак.

— Вертикальная нагрузка может быть только в несущих стенах, а в межкомнатных стенах её не должно быть вовсе, потому что такие стены не являются несущими конструкциями, а она есть.У соседа, который попросил меня посмотреть его квартиру, я обнаружил вот что: под окном плинтус выгнулся дугой, в одном углу комнаты он уложен «в ноль», в другом углу — плинтус поднят на 10 сантиметров! Это потрясающе! Для меня становится очевидным, что мои догадки о наличии вертикальной нагрузки подтверждаются, и имеет место быть деформация плиты перекрытия», — рассказывает Александр. – Мне 58 лет, я инженер-строитель по образованию, меня учила хорошая профессура. А кто учил тех, кто подписывает в эксплуатацию строительный брак? Они хотя бы видели, что здесь? А я увидел: Ба! А межкомнатная дверь прямо на глазах вышла из стены!

«НИ» поинтересовались у присутствовавшего при этом событии муниципального депутата района Хорошево-Мнёвники Вячеслава Бородулина: а почему в таком случае, если все так плохо, не потребовать проведения вторичной экспертизы новостройки? И вот что он нам ответил:

«Москва не станет этого делать, так как есть акт приёмки дома № 60 по Карамышевской набережной. Нам скажут: хотите, проводите независимую экспертизу. Я уже наводил справки — цены там начинаются от 300 тысяч рублей. Такие деньги сейчас собирать с тех 30 человек, которые не хотят переезжать, не реально».

Но… тут гром грянул. В начале января прошлого года в одной из квартир межкомнатная стена возьми… да и рухни! Вот так, ни с того, ни с сего. Рухнула, да и всё тут. Новосёлы из дома 60 вызвали на помощь телевизионщиков. В выпуске новостей РБК от 11 января представитель застройщика заявил всенародно, прямо с экранов, что ерунда всё это, «дом просто усадку даёт». И ещё «года два давать будет».

Комментарий Александра Грузинова:

-Не должно бетонное сооружение по окончании строительства давать усадки! Постольку, поскольку равномерная априори невозможна (так природа устроена), а неравномерная приведёт к разрушению конструкции! Сэкономили, видать на геоподготовке и геологоразведочных работах. А, в результате, фундамент дома действительно даёт неравномерную усадку. Отсюда и прогиб плит перекрытия, и вертикальные нагрузки там, где их и быть то не должно, и прочая, и прочая, и прочая… Ещё раз: неравномерная нагрузка может привести к разрушению конструкции».

Артем Васильев, технический директор ООО «База»:

-Если москвичи изначально опасались утраты качества жизни при переезде в новое жилье, сейчас перед ними встает уже вопросы не комфорта, а элементарной безопасности. Эйфория от реновации не повод закрывать глаза на строительные дефекты, которые являются следствием нарушения технических норм и регламентов. Подписывая акты о готовности дома к эксплуатации, чиновник берет на себя большую ответственность, ручается за качество и долгосрочность конструкции. Но должно быть предусмотрено и наказание за недобросовестное выполнение чиновниками своих обязанностей, поскольку любой их «косяк» ставит под угрозу здоровье москвичей и снижает доверие к самой программе реновации. Протесты могут возобновиться и превысить начавшуюся в 2017 году волну социального напряжения…

От себя добавим: сценарий весьма вероятный. И тогда источником претензий к Алексею Амелькину будут уже не москвичи, а сам столичный мэр, чей престиж может пострадать из-за действий чиновника.

https://svpressa.ru/realty/article/193098/

15 февраля 2018 12:03

Откровения участницы реновации: Что втюхивают москвичам вместо «хрущевок»

Первые переселенцы в шоке от того, куда их загоняют с насиженных мест

После недавней публикации «СП», посвященной проблемепредоставления равнозначных или равноценных квартир по программе реновации, к сотрудникам редакции стали обращаться граждане, которых именно сейчас переселяют в тот самый первый дом № 62Б по 5-й Парковой улице, о котором на многих муниципальных и даже федеральных телеканалах говорят исключительно в возвышенных тонах.

Однако мнение одной москвички, Анны Маликовой, разительно контрастирует с благостной телекартинкой. Примечательно, что эта женщина и все члены ее семьи изначально являлись одними из сторонников программы расселения столичных пятиэтажек, искали и доносили до людей информацию о ней и уверяли окружающих, что все будет хорошо.

Ниже «СП» приводит ее рассказ от первого лица о том, в какой на самом деле ад превратился этот процесс и что в реальности представляют собой квартиры в этом доме.

«Началось все с того, что нумерации квартир первого и третьего подъезда были перепутаны. Пришедшие за своими вожделенными «двушками» обнаруживали, что их номера квартир стоят в основном на «однушках». Кому-то подвезло больше, и у них за дверью оказались трешки, однако «везунчиков» отправили по домам, сказав, что им перезвонят.

Нам на ресепшене велели ждать. Где-то через 30 минут мы поняли, что про нас просто забыли, но этого и следовало ожидать в таком бардаке. После некоторых возмущений нам все-таки объяснили, куда подойти и что делать. Проводили в подъезд, на охране выдали ключи с номером квартиры, который указан в смотровом документе.

Не могу не описать грузовой лифт, высота которого очень даже не велика, потолок практически по голове. Сразу в мыслях возник вопрос — а как в него впихивать наши двухкамерный холодильник и диван длиной 2,2 метра без подлокотников? Ладно, приехали на этаж, нашли дверь с нашим номером, заходим. Первое, что не понравилось, это двери, которые при открытии мешают друг другу. Большой коридор, ванная, туалет, кухня — пока все неплохо. Одна комната неплохая, не смущает даже отсутствие кладовой. Последняя дверь, вторая комната, открываем. И вот тут я выпадаю в осадок, потому что она заметно меньше кухни. Возникает мысль достать рулетку и измерить комнаты.

Разворачиваемся, уходим выяснять. На просьбу показать план квартир реагируют очень вяло, отправляют то в одно, то в другое окно. Мы наконец-то находим нужное, и тут начинается самое интересное. В связи с возникшими вопросами прошу показать мне поэтажный план с планировками квартир, где я могла бы увидеть реальные цифры, так как по моим измерениям у меня не сходится площадь. Молодой человек начинает рыться в бумажках, что-то сверять и выдает — вот, смотрите, у вас было 43 «квадрата», а дают 57, что вас не устраивает? Минуточку, но у меня в смотровом ордере под указанным номером квартиры стоит 59 жилой (!) площади. Отвечают — это с учетом балкона. Моя челюсть падает и бьется об стол — простите, а когда это балкон был жилым? Вы уверены, уточняю, что мы были в своей квартире? Молодой человек сначала отвечает утвердительно, но потом куда-то уходит, что-то долго выясняет, возвращается и говорит — извините, ваша квартира в другом подъезде, сейчас мы вам её покажем.

Идем в другой подъезд, уже в сопровождении представителя всего этого цирка. Поднимаемся на этаж, открываем дверь — «трешка»! Пока представитель этого хаоса ездил на первый этаж за другими ключами, мы ее осмотрели. Планировка отличная, ванная, туалет, кухня, прихожая просторные, одна кладовка в прихожей и еще одна в комнате. Но, к сожалению, это жилье не про нас.

Представитель возвращается и почему-то ведет нас на этаж выше, но это уже не имеет значения. Второй вариант «двушки» нам нравится: просторная кухня, просторные комнаты, кладовка, ванная тоже имеет достаточную площадь, чтобы поставить там стиральную машину и чувствовать себя комфортно, большой балкон со входом из кухни и длиной на два окна. Мы идем писать согласие, но счастье длится недолго. Как только выходим на улицу, наш сопровождающий получает какие-то новые списки, и опять это не наша квартира!https://svpressa.ru/realty/article/193098/

Ждем, когда принесут новые ключи, нервы уже на пределе. Поднимаемся на очередной этаж, нам открывают очередную квартиру. Сказать, что оттуда пахнуло дурно, это не сказать ничего. Застоявшийся запах человеческих испражнений нас чуть не вынес из квартиры. Сотрудники ДГИ, даже не побывав там, говорят, что мы путаем его с краской. Планировка не самая худшая, но после того, что мы уже видели — не фонтан. Балкон одинарный, кладовки нет. Открываю дверь в ванную комнату, и понимаю, что в корыто, которое там стоит, я могу нырять прямо с порога. Стиральную машинку туда не поставить никак и никогда, следовательно, нам придется стирать там, где едим или же каким-то неимоверным способом ставить её в коридоре). Но даже и без машинки без дискомфорта переодеться после принятия душа все равно нереально. Маленькая комната, которую, как правило, используют под спальню или детскую (а у нас в семье ребенок 4, 5 года), имеет выход на балкон, что является прямой угрозой жизни ребенка, а также не дает возможность нормально расположить мебель в комнате, и нам придется приспосабливаться жить там как в вагоне.

При осмотре возникает сомнение, что площадь жилых комнат соответствует параметрам равнозначности. Перемериваем их рулеткой, и они оказываются даже меньше, чем мы сейчас имеем в хрущевке. У нас общая площадь комнат 30,3 квадратного метра, а по нашим замерам выходит 29,76 квадратного метра.

Кстати, приглашенный нами 12 февраля Общественный штаб по контролю за реализацией программы реновации по нашему обращению в ходе выездной проверки тоже сделал замеры и тоже получил расхождения. По этому вопросу сотрудники ДГИ, работающие там, сказали, что в их бумагах стоит площадь 30,3 квадратного метра, а на просьбу предоставить какие-то документы, подтверждающие этот факт, ответили отказом, сославшись на то, что таковых у них нет, и вообще мы должны верить им на слово. А когда 12 числа представители штаба вошли с нами в квартиру, ее усиленно проветривали. Мы закрыли все окна, но по мере прогревания помещения запах стал появляться вновь.

Этот вариант по всем параметрам не является равнозначным, как нам гарантирует законодательство. Обращаемся к сотрудникам ДГИ с этим вопросом, нам предлагают написать отказ от квартиры, при этом не разъясняя наших прав на дальнейшие просмотры. Тут же начинается психологическая «давка»: отказ лучше не писать, потому что могут вторым вариантом дать еще хуже. Пояснений, как действовать, если и второй вариант нас не устроит, также не дают. Ставят жесткие временные рамки — нам надо дать согласие или несогласие в течении пяти рабочих дней, а где это прописано в законе, так и не уточняют. Многие жители под страхом, что лучше уже не будет, а будут только ухудшения, дают согласие на договор мены, лишь бы это уже скорее закончилось. Те жители, кто отказ или согласие еще не подписал, не знают, куда обратиться за помощью и где искать поддержку, а также не имеют возможности куда-то пожаловаться из-за временных рамок.

Разочарованные, мы пытаемся выяснить, сколько будет стоить докупка площади. Нам рассказывают, что сначала мы должны согласиться на то, что дают, потом у них там написать заявку и внести 100 тысяч (за что — вникать пока не стали). Потом мы вроде как должны выбрать квартиру из имеющихся, нам озвучивают ее стоимость, но если на нее претендует кто-то еще, то устраивается аукцион. С учетом того, что нам предлагают, и разницей между тем, что мы выбираем, а также с учетом скидки средняя цена по нашему району получается 2,48 миллиона рублей. Однако это не точно, да еще и без учета аукциона».

— Мы понимаем, — резюмировала Анна в беседе с корреспондентом «СП», — что дом первый, и что он изначально не предназначался для программы реновации. Но уж если взялись людей переселять согласно именно этому закону, то будьте добры ему соответствовать. Мы даже не берем ремонт, это дело все-таки индивидуальное, мы берем планировки квартир, недостаток площадей. А получается, что закон приняли, но его сами же и не соблюдают. Складывается такое впечатление, что нам сейчас пытаются впихнуть то, что не сумеют потом продать, потому что определенная часть квартир в этом доме, как я поняла, планируется выставить на продажу.

Справка «СП»

По имеющейся в распоряжении редакции издания информации, 16 февраля на объект должна прибыть рабочая группа при Госдуме по реновации во главе с заместителем председателя палаты Петром Толстым.

 

 

https://svpressa.ru/realty/article/214544/

Реновация превратит тысячи москвичей в бомжей

Эксперт рассказал о критических недоработках программы

Ранее «СП» уже рассказывала, что многие важные нюансы программы реновации московских пятиэтажек так до сих пор властями столицы и не проработаны, несмотря на то, что программа официально давно вступила в силу. Своими соображениями о том, какие еще опасности могут подстерегать москвичей в ходе ее реализации, с нашим изданием поделилась член Рабочей группы по защите прав и интересов жителей при реализации программы реновации при Госдуме РФ, юрист Елена Сагайдачная.

— На самом деле, — отметила она, — «подводных камней еще очень и очень много. Меня, например, беспокоит соблюдение прав не только переезжающих граждан, но и интересов жильцов, которые останутся жить в своих домах и у которых под окнами будет развернута стройка. Потому что, как выяснилось, ни коммуникации, ни инфраструктура, ничего не готово, ничего не исследовано. И как эти дома будут строиться? На заседании рабочей группы 22 октября был поднят вопрос о том, стоят ли на кадастровом учете земельные участки. Власти уверяют, что стоят.

«СП»: — А на самом деле?

— А на самом деле нет. Вот эти земельные участки, на которых строят новые дома для переселенцев, они не учтены в кадастре. И в этом свете меня беспокоит вот еще какой вопрос. Сейчас жильцы подпадающих под переселение домов ставят на кадастровый учет земельные участки, свои придомовые территории. После этого они становятся общим имуществом, которое имеет определенную стоимость. И когда мы подняли этот вопрос, нам сказали — ну а что вы так переживаете, люди переедут в новый дом, и там тоже будет общее имущество.

Чем рискуют обернуться на федеральном уровне программы вроде реновации и «Умного города»

«СП»: — И что в этом плохого?

— Здесь есть определенный обман, который заключается в следующем: если сейчас, например, вот этот земельный участок и прочее общедомовое имущество пятиэтажки — чердаки, подвалы, лестницы — разделить на количество жителей в ней (пусть это будет, условно, 100 человек), это будет один результат. А когда их поселят в дом, где собственников будет уже 300 человек, то их новая доля общего имущества сразу же уменьшается в 3 раза. И при этом никакой компенсации не предусмотрено. Получается такой, я бы сказала, развод на деньги.

К слову, о деньгах. На заседании нашей рабочей группы докладчик от Департамента городского имущества особо подчеркнул, что пока не было зафиксировано ни одного обращения от переезжающих по поводу денежного возмещения стоимости старой квартиры, что, в принципе, предусмотрено законом о реновации. Однако параллельно была озвучена немаловажная вещь: методика определения этого самого денежного возмещения в принципе на данный момент не разработана.

«СП»: — Так если вдруг не сегодня-завтра кто-то заявит, что ему нужна не новая квартира, а нужны живые деньги…

— Да, очень интересно, что чиновники ему скажут? Подожди, дорогой, сейчас вот методику только разработаем? Но ладно, если разработка методики рано или поздно будет проведена, то вопрос с пожилыми родителями не затронут вовсе.

«СП»: — А что с ними?

— А с ними, как и вообще с пенсионерами, ситуация следующая. Сейчас имеющийся закон запрещает брать денежную компенсацию за сносимую квартиру только в том случае, если в ней зарегистрированы несовершеннолетние. Но смотрите, что получается. Предположим, ребенок ко времени переселения стал совершеннолетним и превратился в собственника, а с ним проживает, я к примеру говорю, престарелая мать или дед, бабушка. И вот юный собственник заявляет — знаете, не хочу я вашу квартиру, отдайте мне ее стоимость деньгами, подайте мне мои там, предположим, 5 миллионов, я с ними уеду жить куда-нибудь в другое место. Оставим в стороне морально-этическую сторону, но по закону собственник будет совершенно прав в своем требовании, он ничего не нарушит. И куда пойти тогда его матери или другому родственнику? На улицу? Ведь в суде она никак не докажет и не защитит свои права не только на новую квартиру, а и вообще хоть на какое-либо жилье. И что получается, армия бомжей? Ведь таких семей в столице достаточно много.

А еще есть люди, которые находятся сейчас, как принято говорить, в местах не столь отдаленных. Понятно, что в случае попадания пятиэтажки под снос они физически не могут оформить договор. Неважно, что они нарушили по тем или иным причинам закон, но это же все равно люди со своими правами. Даже сейчас, пока они сидят, формально у них есть квартира, есть куда им выйти из заключения. Но через те же, предположим, три года, к моменту окончания их тюремного срока, этой пятиэтажки может уже не остаться в природе. И как ему быть, куда бежать, к кому обращаться? Вот это все до сих пор, к сожалению, все еще никак абсолютно не отрегулировано.

И вообще с этой программой, резюмировала Елена Сагайдачная, остается еще очень много «белых пятен» и вопросов. Например, по ее словам, так до сих пор и неизвестно, куда же конкретно за целый год ее действия были потрачены выделенные из бюджета на ее реализацию немалые средства.

За все то время, что прошло с момента вступления в силу закона о реновации, не построено ни одного дома, не проведены ни одни работы, в том числе проектно-изыскательские, — подчеркивает она. — Так на что же пошли эти деньги? На содержание штабов по переселению в трех домах? Извините, но это немножко дорого. На печать какой-то рекламной и информационной продукции? Да, это нужно, но опять же, это не те деньги, которые выделялись. В принципе, сроки по отчетности вроде бы не нарушены, но, с другой стороны, до конца года остается два месяца, хотя бы предварительные какие-то сводные отчеты должны бы уже появиться.

«СП»: — А их нет?

— А их нет. Пока все, что сделано по реновации, озвучивается отдельными службами. Вот выступили, например, 22 октября представители ДГИ, которые оформляют договоры мены. У них все счастливы и довольны. Выступил главный архитектор Москвы [Сергей] Кузнецов, он сказал про пять проектов планировки районов. По его словам вышло, что да, все это просто картинки, мы еще исследования не проводили, у нас времени и денег не было, но люди, мол, уже присылают письма с благодарностями, говорят «спасибо за реновацию». Вместе с тем промежуточного общего результата как не было, так и нет. И это не позволяет полностью оценить все риски и опасности, с которыми могут столкнуться горожане. А, судя по их обращениям, такие негативные моменты есть, и их немало.

https://newizv.ru/news/city/20-11-2017/v-ozhidanii-bedy-kachestvo-stroitelstva-v-moskve-kontroliruyut-sami-stroiteli

В ожидании беды. Качество строительства в Москве контролируют сами строители

20 ноября 2017, 19:56

Получить деньги за исследование здания на прочность, не выезжая на объект — такие предложения эксперты в области строительства получают все чаще. Так насколько прочны здания, которые в последние годы возводились в Москве и Подмосковье, и как и кто принимает законченные объекты?

Олег Горюнов, «Новые Известия»

Кого из нас не волновал вопрос: а не развалится ли дом, в котором живу?

В ходе подготовки статьи «Авось не рухнет: высотка в Чертаново держится на 24-х «курьих ножках», автору этой статьи удалось договориться с двумя экспертами в области строительства об интервью на тему безопасности новостроек. Один из них предпочел остаться инкогнито, назовем его условно Иваном Ивановым.

Итак, по программе реновации в Москве и присоединенных к ней территориях ожидается бум строительства. На что могут рассчитывать москвичи, которым предстоит покинуть свои дома и переехать в железобетонные новостройки?

Нужно сказать, что оба эксперта «НИ» в области строительства проработали в этой отрасли не один десяток лет, и оба сошлись во мнении, что для того, чтобы понять происходящее сегодня, необходимо оглянуться назад.

«Когда я в 1985 году пришел после МИСИ (Московский инженерно-строительный институт — прим. автора) работать на стройку в одно из строительных управлений Главмосстроя, то на личном опыте убедился, что там действительно работает система контроля качества. К нам на стройку регулярно приходили ведущие технические специалисты и лично проверяли качество работ. Особенно это касалось сварки: поскольку все панельные дома стоят исключительно за счёт сварных соединений!», — говорит Игорь Потапов, специалист в области инженерных изысканий и архитектурно-строительного проектирования.

 

В СССР сварщик должен был сбить шлак и окалину после завершения сварки, контролер проверял силу сварочного тока, и то, как нанесено антикоррозийное покрытие на сварное соединение

Сейчас квалификация рабочих на стройке такова, что они даже не всегда знают, как пользоваться электроинструментами.

 

Строители из ближнего зарубежья имеют одно преимущество — они не пьют

«На стройках сегодня в большинстве случаев работают таджики и узбеки. Так вот они, приступая к работе, даже не всегда знают, что такое перфоратор, а некоторые не догадываются, что его надо включить в электрическую розетку, прежде чем начать сверлить отверстие», — заявил в интервью «НИ» независимый эксперт-испытатель Иван Иванов.

В советское время, по словам Игоря, мастеров и прорабов не только не наказывали, но даже не ругали за то, что они отправляли обратно на завод ЖБИ (железобетонных изделий — прим. автора), например, плиту перекрытия даже с еле заметными трещинами на нижней (потолочной) поверхности, или наружную панель с оббитыми углами. Можно сколько угодно смеяться над тем временем, но тогда прорабы реально отвечали за качество своей работы и за последствия в случае ЧП.

«В то время существовала так называемая «подписка прораба»: это было письменное согласие мастера нести уголовную ответственность за все произошедшие на его стройке аварии, несчастные случаи, которые могли произойти как во время строительства, так и после окончания строительства в пределах гарантийного срока. Как правило, эта подписка снималась через 5 лет после ввода объекта в эксплуатацию».

Теперь прорабы даже не всегда имеют специальное образование.

«Я встретил на стройке прораба, который имел юридическое образование. Понятно, что его устроили на стройку по блату. Другой такой «спец» имел более высокую степень ответственности — он возглавлял технадзор, мне показалось, что он не вполне компетентен. Я ему задал вопрос, он, чтобы ответить на него, прямо при мне позвонил кому-то по телефону, задал этот вопрос, и просто озвучил ответ на него, повторяя слова того, с кем он разговаривал», — рассказывает Иван.

В советское время право на подписку зависело от стажа работы и уровня образования. Лицо с высшим образованием могло впервые давать подписку только через 3 года непрерывной работы на стройке.

«Помню, назначили меня прорабом на строительстве школы в Филёвской пойме. А стаж у меня был неполных 2 года… Так вот только из-за того, что у меня был «красный диплом» руководитель ГАСКа города Москвы (государственный архитектурно-строительный контроль — прим. автора) разрешил принять у меня подписку на этот объект в порядке исключения.

И еще одно правило: когда молодые ребята после института распределялись по стройкам Москвы во времена социализма, то почти все они через пару месяцев оказывались вместе в Учебном комбинате Главмосстроя на Калужской. Там они аттестовались на право работать с грузоподъемными механизмами ( так называемая Статья 300 «Правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных механизмов» Госгортехнадзора). Без наличия на площадке такого аттестованного лица любой крановщик — будь то башенного крана, или автомобильного крана, мог совершенно законно прекратить работу и ждать, пока аттестованное лицо окажется на строительной площадке.

 

В силу отсутствия пристрастия к алкоголю, на ответственную работу крановщика в СССР часто принимались женщины

Эксперты «НИ» считают, что «нижайшее качество строительства и реальная опасность от построенных зданий жизни и здоровью людей» — это системная совокупность множества факторов, а не — хапужнический инстинкт застройщика. И дело не только в застройщике, вводящем дома с недоделками. Эти дома еще год будут стоять пустующими, пока не появятся покупатели, и явные ошибки при строительстве за это время обязательно проявятся.

«Придуманные Правительством Медведева упрощения административных процедур в строительстве на самом деле являются уходом государства от ответственности за результат строительной продукции. Вводя немыслимые организационные и финансовые ограничения к строительной деятельности, попросту выкачивая деньги из строителей через полнейшую «пустышку» в виде саморегулируемых организаций, государство устранилось от ответственности за результат своей нормотворческой деятельности. О чём можно говорить, если со дня на день будет введен «риск-ориентированный» подход к государственному строительному контролю! То есть, инспектор государственного строительного надзора будет посещать строительную площадку в зависимости от сложности объекта, а не в зависимости от видов выполняемых там работ», — возмущается Игорь Потапов.

Иван Иванов является независимым экспертом в области испытания на прочность наружных стен возводимых зданий. В принципе, в таком контроле заинтересованы и сами строители — кому захочется, чтобы закрепленные на фасаде материалы уже завтра или даже через несколько лет упали на головы москвичей?

И тут происходит много интересного: дома, построенные по технологии «монолит», заполняют проемы между железобетонными конструкциями чаще всего пеноблоками. А пеноблок пеноблоку, как показывает практика, — рознь!

 

Пеноблоки — «дешево и сердито!»

«Я считаю, что пеноблок хорош для того, чтобы поставить сарай, а не для жилых зданий. Утеплить дом можно пеноблоком, но как материал для возведения стен он непригоден. Бывает такой пеноблок, что его и сверлить не надо. На одной из новостроек Новой Москвы был пару лет назад такой случай: построили первые три башни, вызвали меня. Я стал сверлить, и «провалился», тогда я взял перфоратор с буром и проткнул пеноблок, как пенопласт. Беру дюбель, вбиваю его, вворачиваю шуруп, и пальцами его вытаскиваю. Я им пишу заключение: «Ноль» — ничего ваши стены не держат. Это — внешняя стена, окна в ней стоят, к ней фасад нужно крепить — плитку», — говорит Иван.

У этой истории хороший конец. Начальник строительства оказался человеком ответственным, и приказал … разобрать проемы в двух башнях, полностью заменив пеноблоки на качественные, но это, скорее, — исключение из правила.

Важно понимать: строительные дефекты возникают и накапливаются за всё время работ, а не возникают на конечном этапе перед вводом объекта в эксплуатацию. А уж превратятся они в аварию или нет — «это зависит от случайного совпадения 11 или 12 одновременных факторов», — так считают профессионалы.

Что же происходит сейчас? И только ли некачественные пеноблоки являются «чумой» строительства? Конечно же — нет. Даже монолитные здания строятся так, что в это просто трудно поверить человеку, которому уже многие годы внушают, что монолитные здания — самые прочные.

Все начинается с бетона, которым заливают опалубки высотных зданий. Нет, не подумайте: на заводах бетон делают и сегодня по технологии. Все начинается с того момента, когда этот бетон попадает в бетономешалку на колесах, которая доставляет его на стройку.

 

Лишнюю воду в бетономешалку водители льют из экономии

«У нас большой минус — это доставка бетона. Каждый водила, для того, чтобы меньше тратить солярку, ведь, чтобы крутить миксер в пути, на машине установлен дизельный двигатель, второй. И каждый водитель, чтобы экономить солярку, добавляет в бетон воды — так второму двигателю легче вращать миксер… Это изначально нарушает качество бетона. Сэкономленную солярку водители продают. То есть с завода вышел бетон марки Б-25, а пришел на стройку марки Б-23 — это еще хорошо считается», — говорит Иван.

Быстро проверить на стройке качество бетона невозможно. Иногда для этого вызывают лабораторию. На хороших стройках сначала заливают отдельно квадратики, и их отправляют в лабораторию.

Сколько халтуры в процентном отношении заливают в монолиты, сказать трудно, потому что полгода назад, когда вопрос с реновацией был окончательно решен, появилось на строительном рынке Москвы, по свидетельству нашего эксперта, очень много новых строительных контор. Это в основном — субподрядчики , которые хватаются за все, предлагая низкие цены, но специалистов у них нет.

Как выясняется, даже если бетон на стройку монолитного здания доставлен нужного качества, то это еще не гарантия качества возводимого жилого дома.

Как это так? А вот так: по технологии, каждый новый этаж монолитного дома должен отстаиваться 28 дней. Это необходимо для того, чтобы бетон «набрал силу». Надо заметить, что за это время бетон успевает набрать всего лишь 60% своей прочности, а оставшиеся 40% он набирает в течение … 100 лет.

А что происходит на самом деле?

«На практике происходит совершенно другое — этажу дают отстояться дней 10. Строителей давят сроками», — говорит эксперт-испытатель Иван Иванов.

В скорости строительства заинтересованы все, в том числе и будущие жильцы возводимых в невероятно короткие сроки высоток. Независимым экспертам, которые осуществляют надзор за качеством работ, иногда предлагают вообще … не выезжать на стройку, а провести исследования заочно.

«Мне лично, помню, за такую «работу» предложили 180 тысяч рублей, — заказчики проверки не знали, что никогда денег я не брал и не возьму», — говорит Иванов.

Но такие, как он, опять же, — скорее исключение из правила. А самое главное — даже если экспертиза Иванова покажет «ноль прочности», у строителей всегда есть возможность вызвать другого эксперта, посговорчивее:

«Я однажды проверял на прочность наружную стену, мой прибор показывал, что она способна выдержать нагрузку в 360 кг. Ко мне подходит начальник строительства и говорит, что одновременно со мной стены проверяет другой эксперт, и его прибор показывает, что стена выдержит нагрузку в 500 кг. Я заинтересовался, пошел к этому эксперту, попросил установить прибор, не проводя испытания на нагрузку, просто установить. Он это сделал, я подошел, и обнаружил, что его прибор уже показывает 100 кг. Он говорит: а какая разница? И он не дурачок, он под дурачка работает, он любое заключение сделает, он даже не аккредитован и ответственности не несет».

Что же толкает наших строителей пользоваться услугами таких «спецов»? Односложного ответа на этот вопрос нет — тут много факторов, но жажда наживы, по мнению Иванова, — один из главных:

«Происходит вот что: генподрячик, которому деньги заказчик строительства уже выделил, ищет субподрядчиков, потому что кусок он отрезал от бюджета, и положил себе в карман. Другая компания соглашается построить за меньшие деньги. Она либо строит, либо производит те же манипуляции: кусок — в карман, и ищет еще субподрядчиков. Происходит круговорот денег по карманам. Субподрядчики строят, технадзоры принимают».

В период распада СССР понижение качества товаров, услуг и строящегося жилья заставило власти ввести госприемку. Над этим сразу начали смеяться, ходил даже такой анекдот: «Человек открывает купленную коробку конфет, а там надкусанные конфеты и вложена табличка — «Проверено. Госприёмка».

На самом деле, государственная приемка строительных объектов принесла много пользы.

Она заставила всех лиц, участвующих в строительстве, следовать соответствующим ГОСТам и СНиПам.

Вот простой пример — фундамент — основа прочности и долговечности здания. По СНиПу «Земляные работы» обратную засыпку надо было производить послойно, толщиной не более 20 см, с трамбованием и в некоторых случаях с проливкой водой. Это необходимо для качественного уплотнения грунта, чтобы он впоследствии не дал осадку.

Как же проконтролировать : достигнут ли требуемый коэффициент уплотнения? Для этого в ГОСТе был предусмотрен соответствующий прибор — пенетрометр.

 

Пенетрометр — простой, но эффективный прибор контроля плотности грунта под фундаментом

Пенетрометр — это гирька, движущаяся по стальному стержню длиной примерно 50см. Гирька (стальной цилиндр) имеет два крайних положения, ограниченных винтами, завинченными в стержень: верхнее положение и нижнее — на расстоянии примерно 20 см от верхнего. Для проверки качества уплотнения стержень ставится свободным концом на землю, гирька поднимается в верхнее положение и отпускается. Гирька падает, останавливается у нижнего ограничивающего винта, но за счёт инерции происходит небольшое «забивание» стержня в землю. И надо было провести последовательно 20 таких бросаний гирьки. И если после 20-го бросания свободный конец стержня еще не полностью погрузился в землю, — значит уплотнение произведено качественно, и достигнут требуемых проектом коэффициент уплотнения грунта.

«Метод очень простой, но очень действенный. При строительстве детского сада в Гольяново, представитель госприемки заставлял меня в его присутствии в нескольких местах проводить испытание степени уплотнения грунта. Могу сказать одно: я теперь ни разу на стройке не встречал этот пенетрометр», — говорит Игорь Потапов.

Наше время независимый эксперт называет «вакханалией безнаказанности», которая началась с введением закона «О техническом регулировании». Этот закон заменил, а точнее — «подменил обязательные требования», содержащиеся в советских СНиПах, некими «принципами», которые должны быть соблюдены лицами, участвующими в строительстве.

«Вообще-то, этот закон коснулся всего: и прежде всего — системы контроля и сертификации. Ведь в нынешнем виде любой сертификат не значит ровно ничего! Ну, в том смысле, что он не является гарантией качества. Он лишь говорит о том, что этот товар (услуга) произведен в соответствии с техническими условиями, а не ГОСТами, разработанными самим для себя производителем данного товара», — считает Потапов.

Другой наш эксперт — Иванов — согласен с тем, что качество строительства падает год от года, но видит в этом совсем другую проблему:

«Я думаю, что бардак происходит еще на стадии института. Грамотных, знающих и ответственных строителей очень мало. Главное, чтобы подешевле стройка была. Задачи у них такие: сделать, сроки, и как можно дешевле».

Как известно, переселенцев по программе реновации ждет как раз самое дешевое жилье. Какого оно будет качества, нетрудно представить уже сегодня.

Выход из сложившийся ситуации в строительном комплексе, есть, считает Игорь Потапов:

«Для того, чтобы уйти от бесконтрольности и коррупции, необходимо принципиально менять всю систему регулирования в строительстве. Причём по всем направлениям: от персональной ответственности лиц, осуществляющих строительство за результат их работы, до внедрения обязательных для применения «еврокодов». Кстати, на Западе не существует понятия «лицензии» или «допуска» в отношении юридических лиц. Там лицензию или допуск к работам (проектным или строительным — прим. автора) получает инженер — то есть физическое лицо, оно, если что и отвечает».

Вопрос сегодня даже не в том, почему по программе реновации людям, которым московские власти, якобы, улучшают жилищные условия, будут строить безликие железобетонные прямоугольники? Главный вопрос сегодня: сколько эти «человейники», как их уже прозвали, смогут простоять, не обрушившись?

Вот Иван Иванов, например, за последние 7 лет видел, как возведенное здание проверяет специализированный институт, всего один раз.

 

https://newizv.ru/news/city/16-11-2017/avos-ne-ruhnet-vysotka-v-chertanovo-derzhitsya-na-24-h-kurih-nozhkah

Авось не рухнет: высотка в Чертаново держится на 24-х «курьих ножках»

16 ноября 2017, 12:24ГородОлег Горюнов

 

В подземном гараже жилого комплекса «Оазис Парк» в Северном Чертаново отвалившиеся от основной конструкции железобетонные балки подпёрли металлическими трубами, которые обычно применяются для монтажа строительных лесов. Нежилые помещения с 2003 года так и не введены в эксплуатацию, жалобы жильцов остаются без внимания.

Олег Горюнов, «Новые Известия»

Этот 22-этажный дом уже прозвали «домом-невидимкой», у него, кстати, даже адрес странный — в нём нет ни названия улицы, ни переулка, ни тупика, в конце-концов. Адрес звучит так: г. Москва, Северное Чертаново, дом 1, корпус 1. Это, кто не знает, такой микрорайон, в котором никогда не было названий улиц. Но дом, о котором мы рассказываем, изначально имел другой адрес: Сумской проезд и т.д. Смена адреса при строительстве «невидимки» произошла, и теперь это понятно всем жильцам ТСЖ «Оазис Парк», далеко не случайно.

Вид на «Оазис — парк» со стороны Сумского проезда

Эта тёмная история началась в 1999 году. Застройщик-инвестор ООО «Астхол» получил права на инвестирование денежных средств в достройку жилого комплекса. 18 лет тому назад в строительных документах значились два адреса — то Сумской проезд, дом 2, то — Сумской проезд, корпус 1.

Заказчиком строительства являлось Министерство обороны РФ. Несмотря на это, застройщик до сих пор не исполнил своих обязательств по введению дома в эксплуатацию в полном объёме.

Сложилась уникальная ситуация: власти города 14 лет тому назад разрешили людям вселяться в квартиры, а нежилая часть дома осталась недостроенной — 28 000 кв.м. на стилобатной части здания, а также двухуровневый паркинг на 540 машино-мест (общая площадь дома 56 962,0 кв. м).

Что же такое произошло, что около 100 тысяч дорогих московских квадратных метров оказались бесхозными?

И как может считаться недостроенным фундамент 22-этажного жилого дома, в котором, кстати, проживают целых семь Героев России? Ведь подземная парковка — это ни что иное, как фундамент здания? И, наконец, кто разрешил заезжать на парковку (не введенную в эксплуатацию) машинам?

Все эти вопросы не дают покоя инициативной группе жителей «Дома-невидимки». Это они нам прислали вот эти фотографии:

Одна из балок отошла от места крепления на 10-12 сантиметров

Опорные столбы, на которых закреплены линии электропроводки, залиты водой

Железобетонные опоры начали рассыпаться

Железобетонные конструкции пошли трещинами

Туда, где вода течет струей, подставляют бочки

Там, где вода капает с потолка, ставят ведра

Оторвались три железобетонных балки, общая площадь опасной зоны — 20-25 кв.м

Жители дома «на курьих ножках» пожаловались местной власти, сообщили о том, что им страшно жить в таком здании, и что? Исполняющий обязанности префекта ЮАО Москвы Хитров оставил без внимания обращение граждан? Нет, не оставил, и, судя по ответу, кто-то из префектуры даже выезжал на место. Но ответ Хитрова был таков:

«Объекты второй очереди строительства (встроенно-пристроенные помещения соцкульбыта и гараж-стоянка на 456 мест), в эксплуатацию не введены, являются объектами незавершенного строительства, в состав общедомового имущества не входят. В связи с этим осуществление контрольно-надзорных мероприятий соблюдения обязательных требований жилищного законодательства в отношении данных объектов не представляется возможным».

Ну, не знаю, как вам, но мне подобная ситуация видится так: звонит человек в пожарную охрану, и говорит: дом горит! А ему отвечают: выезд пожарной команды не представляется возможным. Другими словами — делайте, что хотите.

https://relap.io/r?r=6ZZWRWkB7e6QWDMWVDE%3AyDhMIA%3ALT6EIg%3AV-_eOg%3AU8zkwzeH%3AXHw_IA%3AaHR0cHM6Ly9maXRzZXZlbi5ydS8_X19hZHJvb21fdmFyaWF0aW9uX2lkX189YTQ5MGMyMDFmZGZmN2YzZDRjYjc2OTRmZmJiY2VhYjg%3AU-0lrw%3AeyJ1ZyI6IlJVOk1PVzpBWE9HX2dDWGVOZyIsImFjIjoxMTMwNiwicG9zIjoxLCJ3aWQiOjQyNzE0LCJhcGkiOiJ3ZWIiLCJpciI6MCwiYWxnIjo3NCwiaW0iOjAsInJtciI6MC4wNjUsImdzIjoiUk0iLCJwbXIiOjAuMDM1fQ%3A1%3ACznubQ&_s=CYhghA

Нативная реклама Relap

Как это так, что в Москве существует жилой дом, фундамент которого разрушается на глазах, а городские власти сделать ничего с этим не могут? Почему у столичных чиновников нет воли или желания обратиться к компании-застройщику — ООО «Астхол» с требованием устранить все недоделки, и сдать, наконец, здание?

Ответ напрашивается такой: диалог городских властей с «Астхолом», видимо, был, но выглядел он, примерно, вот так:

— Исправьте недоделки, сдайте здание!

— Принимайте таким, какое есть.

— В таком состоянии мы не можем принять здание!

— Ну, не можете, так и не принимайте.

Да, только так мог бы выглядеть этот диалог. А как ещё объяснить то, что фундамент 22-этажного здания до сих пор считается недостроем, хоть люди в нем живут уже 14 лет?

Доказательством реальной угрозы жизни и здоровью людей, проживающих в «доме-невидимке», следует считать оценку состояния фундамента независимым экспертом, специалистом в области инженерных изысканий и архитектурно-строительного проектирования, с личным номеров в реестре специалистов П-017603 Игорем Потаповым:

«Под этими балками нужно срочно делать монолитную стену. Это — аварийная ситуация, требующая полного запрета эксплуатации здания и выселения его жильцов. Если бы это произошло на стройке, прораб бы уже давал показания в прокуратуре, а стройку бы запретили до устранения аварийной ситуации».

Тут, наверное, стоит вспомнить, что заказывало строительство очень серьёзное ведомство — Министерство обороны, но, судя по всему, и у наших военных нет полномочий добиться окончания строительства, начатого ещё в прошлом веке — в 1999 году.

«Бомба» под 22-этажным зданием, заложенная в виде разрушающихся конструкций, — это ещё не все, о чём стоит рассказать.

Александр Бодерко, житель этого дома, как вещая Касандра, вместе с сотней других жителей высотки в Северном Чертаново, не перестаёт повторять: «Я вижу Трою, павшей в прах!» Однажды, он, например, заметил в подземном гараже, так называемую, «разборку» — место складирования запчастей, извлеченных из старых разобранных на части автомашин. Среди них был… бензовоз, с остатками топлива внутри цистерны.

Сообщение Александра Бодерко о пожарной небезопасности дома, в котором он проживает

«Я вызвал участкового, он прибыл на место, посмотрел, и сказал, что всё в порядке! А что вы хотите: из нашего ОВД уже второй начальник отправляется с высокого поста в «ментовскую»зону», — заявил в интервью «НИ» Александр Бодерко.

Итак, около 100 тысяч квадратных метров никто не контролирует, жилое здание может рухнуть в любой момент, но, действительно ли здание никто не контролирует? Вот еще одна фотография:

Все вокруг колхозное, все вокруг мое?

По данным инициативной группы жильцов дома «на курьих ножках», в нежилых помещениях дома № 1, корпус 1 в Северном Чертаново существуют фирмы и фирмочки, которые, каким-то образом, смогли зарегистрироваться в помещениях, которые городские власти считают до сих пор недостроенными.

«Прокуратура, почему-то, «не видит» нарушения законодательства, несмотря на предписание прекратить незаконную эксплуатацию не введенной в эксплуатацию части здания, никаких действий по сути не предпринимает. Случайным образом, на момент прибытия проверки, на час все выходы запираются и, о чудо — «эксплуатации нет», — говорит Александр.

Отчаявшись добиться справедливости, Александр обратился к мэру Собянину. Он отправил электронное послание на новый сайт Сергея Семёновича.

Скриншот обращения к Собянину Александра Бодерко

Письмо Собянину было написано 6 дней тому назад, мэр не ответил на него. Впрочем, удивляться не стоит. Кому только не писали москвичи, к кому только не обращались, — все бесполезно.

Неучтенные в Москве фирмы, располагающиеся в доме «на курьих ножках», тратят воду, электроэнергию, но они — не учтённые, и жильцы дома утверждают, что платят за все это они — законопослушные граждане.

«У меня есть официальный ответ на мое имя о том, что в доме установлен, в частности, только один легальный входной счётчик электроэнергии — на ТСЖ «Оазис Парк» и, соответственно, счета за все электричество, использованное в незаконно сдаваемых офисах и гаражах, оплачивает ТСЖ, использованное якобы, на его нужды», — сообщил «НИ» Александр.

Люди жаловались московским чиновникам и на эту проблему, да только ничего не меняется.

Председатель ТСЖ «ОАЗИС-ПАРК» Федоров был недавно судимБасманным судом Москвы за взятку судебному приставу, но… продолжает оставаться на своём посту.

А вот на этом видео человек, очень похожий на председателя ТСЖ «ОАЗИС-ПАРК», в 4 часа утра вынимает почту из ящиков своих оппонентов:

Видео

Видео: youtube.com

Впрочем, то, что происходит в самом «доме-невидимке», то есть — завышенные платежи за ЖКХ — это, конечно, — ерунда по сравнению с тем, что происходит ежесекундно под домом…

«Ситуация такова, что дом на грани бунта. И если он случится — московская власть его сама лично спровоцировала», — заявил нам Александ Бодерко.

 

 

https://newizv.ru/interview/24-09-2017/beda-zatronet-vseh-moskvichey-yuriy-ehin-esche-raz-otsenil-posledstviya-renovatsii

 

Интервью

«Беда затронет всех москвичей». Юрий Эхин еще раз оценил последствия реновации

24 сентября 2017, 11:08

 

 

 

Известный критик столичной реновации, архитектор Юрий Эхин дал новое интервью о перспективах Москвы. Несмотря на некоторые повторы из его прошлых выступлений ( в частности, в «Новых Известиях»), мы решили перепечатать его полностью. Чтобы потом никто не говорил: а мы, дескать, не знали о последствиях…

Власти Москвы говорят, что привлекут мировых архитекторов к строительству нового жилья. Вы уже видели, как хотят перестроить районы?

Пока, насколько мне известно, не было архитектурных конкурсов и проектов. Определился лишь круг участников, среди которых есть известные иностранные архитектурные фирмы. Но не это главное — сама тема такого конкурса очень сомнительна. Реновация в виде сноса физически крепких домов не основана на серьезных исследованиях. Нарушен порядок определения ветхости домов, установленный правительством РФ. Департаменты города провели всего лишь поверхностное обследование, была какая-то коммерческая работа Москомархитектуры. Но этого недостаточно для столь серьезного процесса, затрагивающего без преувеличения интересы всех москвичей и жителей Подмосковья.

Как бы вы прокомментировали будущую квартальную застройку?

Такая застройка планируется, это правда. Власти хотят вместо микрорайонов сделать квартальную застройку. Будет она или нет – покажет время. В чем разница? Микрорайон — это крупная единица комплексной жилой застройки невысокой плотности, ограниченная магистралями. Жилые дома в них расположены часто в свободном порядке вокруг социальных объектов – детских садов, поликлиник, школ, при обязательном соблюдении норм солнечной освещенности жилья (инсоляции), а также проветривания территорий (аэрации). В микрорайонах много зелени, но мало проездов и парковок, поскольку раньше нормы были иными. Если количество проездов и парковок в микрорайонах увеличить (это нетрудно), а дома реконструировать с надстройкой этажей, то будут экономно созданы места проживания, соответствующие высоким мировым стандартам. К сожалению, власти города, не говоря о возможности такой реконструкции и модернизации пятиэтажек, заявляют, что лучше микрорайоны снести, а построить кварталы.

Квартал, образно говоря, это четыре длинных, угловых дома, каждый из которых выходит фасадом на проезжую часть. Дорог много, но нет садов и зеленых двориков, инсоляция ущербная, нет проветривания. При этом власти лукаво заявляют, что будет подобие Фрунзенской набережной в Москве. А в реальности делают все, чтобы было подобие Шанхая, так как плотность застройки вырастет в 4 раза. Официальный представитель Москомархитектуры недавно заявил, что в кварталах застройка будет в основном 14-этажная, а четверть домов будут 25-этажными. Стоять дома будут очень плотно, буквально «окна в окна», потому что закон позволил снизить санитарные и противопожарные нормы. Тут возникает ряд проблем, начиная с огромного количества строительного мусора от сноса, но об этом чуть позже.

Увеличение же плотности жилой застройки в 4 раза может привести к тому, что огромный город не выдержит такой нагрузки по транспорту и инженерной инфраструктуре.

Но ведь будут закладываться новые сети?

Сети закладываться будут, но не хватит мощностей. Такое чувство, что разработчики таких глобальных задач не очень понимают, как работает город. Одних сетей недостаточно, чтобы была вода и канализация. Должны быть дополнительные источники воды и очистные сооружения. Должны быть проложены магистральные трассы большого диаметра, как правило, через весь город, чтобы эти новые кварталы (а их будет в 4 раза больше) запитать. Все это требует очень серьезной перестройки инженерных сетей в существующей застройке. Сейчас все говорят только о транспорте. Транспорт тоже важен, но как жить в доме, если там не будет воды и канализации?

По электрике вопросов чуть меньше, поскольку в результате ликвидации массы промышленных производств электрические мощности высвободились. Но это дополнительная серьезная проблема столицы, поскольку в связи с резким ростом населения новых кварталов рабочих мест на всех не хватит. Промышленные предприятия последние годы уничтожают, а промышленные зоны реновируют. Возьмите проект «ЗИЛАРТ»– огромный промышленный комплекс сравняли с землей и лишили рабочих мест целые районы. Это кощунство. Город лишается производства, население искусственно увеличивают. Но для чего? Ведь получается коллапс.

До закона о реновации работал закон о расселении ветхого и аварийного жилья. Зачем понадобился новый закон? Почему власти им не руководствуются, если считают, что через 10 лет дома, которые подлежат сносу сейчас, совсем устареют?

Спасибо, что задали этот вопрос. Всегда нужно спрашивать, а чем плохи те законы, которые раньше принимала Госдума? Почему эти законы не работают? Почему те же депутаты от партий принимают новые законы? И почему мы должны верить, что их новые законы будут работать, если не работают старые? Например, в третьей окончательной редакции закона о реновации (ФЗ-141) написано, что аварийные дома не входят в программу реновации. Это нарушение всех первичных обещаний и всей логики процесса замены жилья, когда сносить хотят крепкие дома, но аварийные дома отодвигают на второй план и даже собираются реконструировать. Да-да, именно так — слово «реконструкция» упоминается в законе о реновации лишь однажды, в отношении аварийного жилья. Абсурд очевидный. К счастью, пятиэтажные дома не станут ветхими через 10 лет, а прослужат не меньше 80-100 лет, как и было изначально рассчитано. Все остальное – домыслы и намеренная ложь. А это говорит о том, что за так называемой реновацией стоит серьезная некомпетентность, с одной стороны, и совсем другие цели инициаторов — с другой. При чем и то и другое находится в стороне от настоящих коммунальных и социальных надобностей москвичей и потребностей города.

Получается, будут действовать две разные программы?

Да, получается так. По одной будут расселять ветхое и аварийное жилье, по другой – заниматься реновацией. При этом что такое реновация – непонятно даже из теста нового закона. Но именно так.

Но какие цели преследуют в действительности?

Тут нужно начать с более раннего периода. Помните, в 2012 году по инициативе мэра Сергея Собянина к Москве присоединили новые территории – Новую Москву до Калужской области (нынешний ТиНАО). Уже тогда мои коллеги утверждали, что это безрассудство. Потому что в мире нет положительного опыта существования таких сверхкрупных мегаполисов. Не было достаточных оснований для присоединения к столице новых территорий, чтобы город Москву таким образом расширять, а по сути – деформировать. Практика показала, то, о чем мы говорили, оказалось правдой. Истина была понятна сразу — власти хотели построить больше жилья, но их идея лопнула, к тому же наступил экономический кризис и сейчас в Новой Москве стоят непроданными 11 млн кв. метров жилья. Все понимают, что никто это жилье покупать не будет. Потому власти перекинулись на Москву в прежних границах. Чтобы спасти себя и строительные компании, запустили программу реновации. Но ведь она приведет к серьезным социальным последствиям, градостроительным проблемам, к проблемам в сфере безопасности.

Тем не менее, политики разного уровня считают, что основа экономического роста – это стимулирование рынка жилья, а основа банковского сектора – это ипотечное кредитование, что далеко не так. Однако всеми правдами и неправдами новый закон «пропихнули», не осознавая всех последствий и пренебрегая мнением градостроителей.

Сперва говорили о сносе панельных пятиэтажек, теперь в список попали и девятиэтажки, и кирпичные «сталинки». Почему планы по сносу домов меняются на глазах?

Так захотели законодатели, так захотело правительство, так сочли необходимым. Я считаю, что это безумие, честно говоря. Они разрушат город. Они задушат все, что можно задушить.

Действительно, власти начали с пятиэтажек, но потом поняли, что есть большое сопротивление среди их жителей. Чтобы не терять в объемах нового строительства, было решено в программу включить девятиэтажки, а также дома высотой четыре, шесть, семь, восемь этажей. Часть домов снесут, за часть домов жители будут бороться. Власти хотят получить тот кусок, на который они нацелились (а это 8 000 домов), захватить его любым способом. Поэтому, несмотря на заверения мэра С. Собянина в отсутствии таких планов, девятиэтажки включили и прописали это в законе.

Мне попадалась информация, что снос и реконструкция одной пятиэтажки стоят одинаково. Так ли это? Почему все-таки ломать, а не ремонтировать?

Снос 1 кв. метра общей площади пятиэтажки сейчас стоит порядка 200 долларов. Средняя площадь пятиэтажки – 4 500 кв. метров. Получаем 900 000 долларов, или около 60 млн рублей за снос пятиэтажки.

Проблема сноса пятиэтажек включает не только демонтаж здания. Никто в Москве не планирует разбирать крепкий дом на элементы, которые можно использовать повторно. Строительный мусор после сноса везут в Подмосковье и в соседнюю Владимирскую область. Нет мощностей, чтобы переработать этот мусор в Москве. В городе всего одна-две установки для переработки мусора, и это ничто при таких масштабах сноса, мусор некуда будет свозить.

Просто ломать можно было пятиэтажки первых, сносимых серий. Там все было хиленько, и я сам 25 лет назад выступал за то, чтобы их снести. Совсем другая история — оставшиеся в Москве пятиэтажки, которые были построены в 1960-е годы: это первая категория капитальности, рассчитанная на 125-150 лет службы. Откуда власти взяли, что дома эти ветхие, непонятно.

Незадолго до этой кампании по так называемой «реновации» мы с коллегой Алексеем Кротовым опубликовали в газете Союза архитекторов России объемную статью о модернизации пятиэтажек, которая может решить проблему национального масштаба. Убежден, что реконструкция пятиэтажек – это единственное на сегодня разумное решение проблемы. Статья, кстати, получила диплом архитектурного конкурса «Золотое сечение 2017» за аргументированную концепцию.

Реконструкция пятиэтажек с надстройкой этажей стоит порядка 300 млн рублей. Это на 30-40% дешевле строительства равнозначного по объему дома (порядка 450 млн рублей). При реконструкции мы экономим на стенах и фундаменте старой части пятиэтажки, а они еще очень крепкие. К примеру, ураган, который недавно пронесся над Москвой, показал, насколько крепкие пятиэтажки. Все видели кадры, где козырек пятиэтажки спас маму с ребенком от ствола крупного дерева, которое от урагана упало на козырек дома. Козырек выдержал. При этом козырьки и балконы – это самые слабые части пятиэтажки, изношенные места. И если козырьки выдерживают такой сильный удар огромного ствола дерева, представьте, насколько мощные пятиэтажки. Были исследования, которые подтверждали, что эти дома простоят более 100 лет.

Итак, при реконструкции вычищают все внутренности дома, все коммуникации, двери, окна. Все выносят и утилизируют. Дальше приступают к реконструкции. Самый удачный пример – это дом, который реконструировал архитектор Алексей Кротов (на Химкинском бульваре, 4), он сам там живет. Лучше еще никто не придумал! Его идея в том, что снимаются все балконы, пристраиваются лоджии, кухни в квартирах увеличиваются, комнаты перепланируются, все коммуникации и теплоизоляция заменяются, появляются встроенные шкафы. Все это возможно. Для меня в свое время было удивительным увидеть хороший девятиэтажный дом, сделанный из пятиэтажки с надстройкой 4 этажа. При этом в надстроенной части совершенно новые планировки, а в старой части удачная перепланировка: появились холлы, колясочные, лифты, мусоропроводы, помещения для консьержек, входные пандусы для маломобильных групп, неплохие квартиры. Это прекрасный пример того, что можно сделать с пятиэтажкой. К тому же мы решаем проблему вывоза и захоронения строительного мусора.

https://relap.io/r?r=ghhZRWkBJ5iM08UAH4g%3AyDhMIA%3Ag1H2Ig%3AV-_eOg%3AU8zkwzeH%3AXHw_xA%3AaHR0cHM6Ly9maXRzZXZlbi5ydS8_X19hZHJvb21fdmFyaWF0aW9uX2lkX189YTQ5MGMyMDFmZGZmN2YzZDRjYjc2OTRmZmJiY2VhYjg%3AU-0lrw%3AeyJhcGkiOiJ3ZWIiLCJwbXIiOjAuMDM1LCJhbGciOjc0LCJ1ZyI6IlJVOk1PVzpBWE9HX2dDWGVOZyIsInBvcyI6MSwicm1yIjowLjA2NSwid2lkIjo0MjcxNCwiYWMiOjExMzA2LCJncyI6IlJNIiwiaXIiOjAsImltIjowfQ%3A1%3AiNp8BQ&_s=CYhghA

Нативная реклама Relap

Программа реновации предусматривает создание дополнительных мощностей по переработке мусора?

Никто об этом не говорит. Первым заговорил я, написав об этом в «Новых известиях». Следом Сергей Собянин дал интервью, в котором отметил, что мусор – это серьезная проблема, и власти подумают, как ее решить. Обратите внимание, насколько все сыро: сносить они уже собираются, а над проблемой мусора только начинают думать. Я не поленился подсчитать, что только для вывоза строительного мусора, который появится при сносе пятиэтажек, нужно 25 млн «КаМАЗов», а это автоколонна длиной 300 000 км, десять раз вокруг планеты можно обогнуть. Для справки: в России всего лишь 6 млн грузовиков, включая фуры.

Реконструировать пятиэтажки никто не собирается?

Власти даже не произносят слово «реконструкция». Для них нет такого понятия. Коллеги подсчитали, что в Жилищном кодексе РФ слово «реконструкция» упоминается 90 раз. А власти в своем новом законе его вообще не употребляют. Точнее, употребляют в негативном смысле относительно лишь аварийных домов, о которых я уже говорил. Понимаете абсурд и безумие всего этого?

Вы встречали людей, которые за реновацию? Чем они руководствуются, их аргументы вам понятны?

Встречал, но все разговоры заканчивались одной репликой. На вопрос ко мне: «А вы видели, что творится в пятиэтажках?» – я отвечал, что видел и знаю, что ветхость и аварийность определяются не по окнам, дверям и фасадам, а по состоянию несущих конструкций дома: фундаменту, стенам, перекрытиям. Эти конструкции в пятиэтажках находятся в прекрасном физическом состоянии. Все остальное – это введение в заблуждение.

Люди часто мотивированы тем, что им сказали по телевизору. Мэр Собянин сказал, что дома аварийные. Почему люди побежали голосовать? «Дома аварийные, караул!». Их ввели в заблуждение обманным путем, они галочку поставили, а теперь их мнение считается основанием для внесения дома в программу, под снос.

Очень многие говорят о том, что благодаря реновации власти хотят расчистить площадки для девелоперов, чтобы поддержать стагнирующую строительную отрасль. Вы согласны с этим мнением? Кому выгодна реновация?

Проект выгоден крупным застройщикам, девелоперам — они правят бал в Москве. Самое удивительное, что сейчас мы наблюдаем «молчание «акул». Эти самые «акулы» почему-то помалкивают, а за них говорит, например, Марат Хуснуллин: «Нет, девелоперы не участвуют в этом проекте, все будем делать за счет бюджета». При этом вы можете себе представить, что люди, которые зарабатывают триллионы на московской недвижимости, «акулы» так называемые, будут молчать? Такого не может быть. Значит как минимум они в сговоре. Первые сигналы – группа компаний «ПИК» еще в марте месяце суетилась по теме реновации как раз в том смысле, что делала уплотнение жилой застройки в 4-5 раз. Мои коллеги архитекторы наотрез отказались это делать и просто ушли. Это нереализуемо, город уничтожат, нельзя строить «стенка в стенку» 25-этажные дома. Сейчас «ПИК» создает консорциум для участия в архитектурном конкурсе.

Не могу не упомянуть про Лондон, трагедию со сгоревшим домом и людьми в нем. Власти сперва говорили, что не будут застраивать площадки по программе реновации высотками, но сейчас уже называют высотность новых домов до 25 этажей. Это разве не слишком высоко?

Пожар в Лондоне при реализации нынешних планов в Москве покажется ерундой. Ведь этот пожар показывает, куда мы идем: в столице просто нет пожарного оборудования, которое может справиться с огнем в высотных домах. У нас в городе, по данным МЧС, есть всего две пожарные лестницы, которые достают максимум до уровня 16 этажа. Это на всю Москву, и находятся они при этом в городе Подольске.

В какое-то время под давлением возмущенных жителей власти на словах снижали планку этажности, но я боюсь, что это уловка. То, что записано в законе о реновации, по сути, развязывает руки девелоперам и мэрии Москвы в том смысле, что отменяются все нормы по инсоляции, по плотности застройки. Это нужно для того, чтобы получить максимальную выгоду, других целей нет. В этом истинные намерения властей, все остальное – разговоры.

Я как архитектор понимаю, что даже на отдельную пятиэтажку в центре Москвы есть много желающих, настолько дорогая эта земля. Скорее всего, на месте снесенных домов построят дорогие дома. А земля под пятиэтажками достанется городу и созданному правительством Москвы Фонду реновации.

Как изменится архитектурный облик города?

Этого я не могу сказать. Но вряд ли это будет лучше по сравнению с грамотной реконструкцией. Одно то, что Сергей Собянин продолжает говорить о строительстве «панелек», в этом убеждает. Панельные дома больше не строят нигде в современном мире, так как это морально устаревшее по всем показателям жилье.

Куда денется новый объем жилья, который планируется построить в результате реновации, когда на месте пятиэтажки построят, к примеру, девятиэтажку? Квартиры будут продавать?

Это очень интересный вопрос, его еще никто не поднимал. Давайте с вами обсудим. Особенность реновации в том, что она делается за бюджетные деньги. И это уникальный случай, поскольку еще год назад президент Владимир Путин на Госсовете говорил, что необходимо искать новые внебюджетные источники финансирования относительно недвижимости и программ, связанных с ней. И вдруг появляется бюджет города Москвы в 3,5 трлн рублей, которые хотят потратить на реновацию, не спрашивая никого. Из этих денег, бюджета Москвы, построят дополнительно до 60 млн кв. метров жилья по программе реновации. Куда деть такой объем новостроек? Только продавать, чтобы заработать. Только увеличивать количество жителей.

Но сегодня город и так перенасыщен. Плотность жилой застройки в Москве в несколько раз выше, чем в Берлине и Лондоне, не говоря о Риме. При этом дорожная сеть серьезно недоразвита и делается в этом направлении недопустимо мало при всех победных реляциях. У нас в городе 4 000 км дорог, а в Токио при таких же показателях – 27 000 км дорог. И, не решив проблему с дорогами, власти начинают дополнительно уплотнять застройку.

Даже если планируется выделять деньги на строительство новых дорог, глобально это проблему не решит. Ведь чтобы вместо микрорайона построить квартал, нужно микрорайон полностью снести, вместе со всей инфраструктурой – детскими садами, поликлиниками. Оставить их просто невозможно. При этом градостроительные нормы в законе о реновации отменены, и никто не знает, построят ли новые сады и поликлиники вместе с новостройками и в каком количестве. Если плотность застройки будет намного выше, как планирует правительство, значит, на всем остальном будут сильно экономить.

Ведь о чем сейчас говорят власти? К примеру, уменьшили нормы инсоляции (раньше солнце должно было светить в окна квартир не менее трех часов в день) примерно на 30%, причем сделали это интересным способом. Раньше эти нормы (по три часа в день) действовали с 20 марта по 20 октября, сейчас сроки передвинуты соответственно с апреля по сентябрь. То есть отрезали два месяца, когда солнце самое низкое, когда организм особенно требует солнца. Какие будут медицинские последствия этого, я не знаю. Говорят, что будет скачок детского рахита, туберкулеза.

При этом главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов говорит, что в Европе и Америке норм инсоляции нет вообще, и все прекрасно живут. Но если мы равняемся на Европу, то давайте делать все, как в Европе, где главный архитектор ничего не может предпринять в пику общественному мнению. Там отсутствие жестких норм уравновешивается демократическими процедурами. Людей обо всем спрашивают. Ни у кого и мысли не возникает о том, чтобы без референдума осуществить радикальную перестройку крупного города и покуситься на частную собственность.

Вся эта программа «реновации» построена на лукавстве, на лжи и обмане, на подтасовке фактов, на неграмотности. Весь мир пошел по пути реконструкции жилья. Нигде в Европе пятиэтажки не сносят – ни в Германии, ни во Франции. Все государства их реконструируют, надстраивают, делают перепланировку, меняют инженерную начинку, ставят стеклопакеты, и в итоге получается прекрасное современное жилье. То же самое в Финляндии, Венгрии, Чехии, Словакии, Польше, Румынии, Болгарии.

Москва по этому пути не идет, потому что здесь есть огромный экономический интерес. И бюджет в 3,5 трлн рублей. В условиях падения рынка недвижимости это настоящее спасение строительного бизнеса. Но происходить это спасение будет в ущерб москвичам, экономике и безопасности в целом.

Алексей Кудрин (министр финансов в российском правительстве с 2000 по 2011 год — прим. ред.) на очередном экономическом форуме достал из нафталина идею, которая была озвучена лет семь назад: собрать все население страны в семь крупных городов. Эту идею когда-то пропагандировал Институт современного развития, и сейчас о ней вновь заговорил Кудрин. При этом все это население нужно будет обеспечить жильем, работой, безопасностью, продуктами. И как, например, это сделать, если все уехали в большие города? Везти продукты из-за рубежа? А если что-то случится?

В отличие от любителей всех мастей профессиональные градостроители обучены мыслить столетиями, потому что город строится на века. За эти века может произойти разное. Еще недавно казалось, что мир во всем мире настал, а сейчас опять проявляется угроза военного противостояния.

В этой связи любому трезвомыслящему человеку должно приходить в голову, что, собирая людей в мегаполисы и оголяя огромную территорию самой большой страны в мире, мы понижаем свою обороноспособность в разы, независимо от программы перевооружения и тому подобных вещей. Представим себе наихудшее развитие событий, которого, надеюсь, не произойдет: уничтожить крупные мегаполисы России в результате массированного ядерного удара будет намного проще, чем уничтожить все небольшие города и села…

Оригинала материала —здесь

 

 

 

https://galya.ru/clubs/show.php?id=78928

 

 

Материалы по теме

«Беда затронет всех москвичей». Юрий Эхин еще раз оценил последствия реновации

 

Авось не рухнет: высотка в Чертаново держится на 24-х «курьих ножках»

 

 28 февраля 2019LiveJournal

Смертельная реновация в Лефортово: выселение в бетонное гетто на химическом полигоне между двумя шоссе

В Лефортово дома для реновации хотят построить в центре отравленной промзоны на пересечении двух магистральных трасс.

В Лефортово идет разработка документов для строительства по реновации на территории бывшего завода «Серп и молот». Пожалуй, эти планы можно назвать самой незаконной, самой вредоносной и самой чудовищной стройкой в рамках программы реновации.

Для строительства выделены участки 14 и 15 в промзоне «Серп и молот».

 

  1. Это самый центр промзоны. Данная территория вошла в состав металлургического завода «Серп и молот» в 30-е годы XX века, и с тех пор почти 90 лет на ней велось тяжелое металлургическое производство. Земля на много метров вглубь содержит всю таблицу Менделеева. Рекультивация ее стоит огромных денег – и, разумеется, делать этого никто не собирается. В Москве грамотная рекультивация зараженной земли не проводится практически никогда.
  2. Территория находится на пересечении двух крупных трасс – третьего транспортного кольца и шоссе Энтузиастов. Совместными усилиями они создают на участках, куда хотят переселять людей, полноценную газовую камеру.
  3. Все это было прекрасно известно правительству Москвы, поэтому градостроительными документами на этой территории разрешена только нежилая застройка:

 

Генплан

Все это вместе обозначает две вещи:

Первое.
 Строить жилье на этой территории нельзя.
Жить на ней физически невозможно. Это химический полигон и газовая камера в одном флаконе.

Новостройка у метро СаларьевоГород-парк «Первый Московский». Квартиры с отделкой от 3,6 млн руб. Монолитные дома.Узнать большеmoscovsky-park.ruПроектная декларация на рекламируемом сайте. Застройщик: ООО «ПЕРВЫЙ МОСКОВСКИЙ»Яндекс.Директ

Второе. Поскольку жилье на этой территории строить нельзя, то никакая социальная инфраструктура под нее не заложена.
Детские сады, школы, поликлиники, больницы, детские и спортивные площадки, парки, автостоянки – ничего этого нет и не запланировано.

Несмотря на юридический запрет и физическую невозможность жить на обочине автотрассы в центре промзоны, первый заместитель председателя Москомархитектуры А.Ю. Сухов выдал градостроительные планы земельных участков для строительства на этой территории жилых домов, а фонд реновации объявил тендер на более чем полмиллиарда рублей на разработку проекта жилого строительства на этих участках.
То есть выделил деньги налогоплательщиков на проектирование объекта, строить который заведомо запрещено.

Из тендерной документации выяснились еще более интересные подробности. По московским городским строительным нормам, предельная плотность застройки на земельных участках жилых домов составляет 25 000 кв.м. на гектар.

В выданных градостроительных планах земельных участков для строительства по реновации в промзоне «Серп и молот» этот параметр составляет – 80 000 кв.м. на гектар.

То есть предельно допустимая плотность застройки превышена более чем в 3 раза. Соответственно, размеры земельных участков предполагаемых жилых домов – более чем в три раза меньше минимально допустимого, а плотность населения – более чем в 3 раза выше нормы.

Что получаем в результате?

Для переселения по реновации хотят построить бетонное гетто фактически на химическом полигоне, в газовой камере на обочине двух автотрасс, по плотности застройки (а, значит, и по количеству населения) более чем в 3 раза превышающее предельные значения, вообще без какой-либо социальной инфраструктуры.

Тут можно возразить, что промзона «Серп и молот» сейчас застраивается коммерческим жильем и превращается в жилой район. И тут мы понимаем следующее:

При разработке проекта планировки промзоны «Серп и молот» коммерческий застройщик, который всегда хочет построить как можно больше жилья, отказался от идеи строить на этих участках жилые дома. Видимо, он понимал, что параметры этой территории настолько несопоставимы с нормативами для жилой застройки, что получить разрешение на размещение там жилых домов и продать эти квартиры будет невозможно.

Теперь территорию, от которой отказался коммерческий застройщик, хотят отдать под строительство домов для реновации.
Переселять людей в это заведомо непригодное для жизни жилье планируют принудительно. 

Фактически это запланированный геноцид.

Помогите жителям Лефортово спастись от принудительного переселения в газовую камеру на химическом полигоне!
Напишите письмо Собянину с требованием отменить документы для строительства по реновации на этих участках

адрес — https://www.mos.ru/feedback/individual/

Текст:

В районе Лефортово планируется строительство домов по программе реновации по адресу г. Москва, внутригородское муниципальное образование Лефортово, ул. Золоторожский Вал, влд. 11/14, 11/15 (мкр., ограниченный ул. Золоторожский Вал, проездом завода Серп и Молот, шоссе Энтузиастов, пр. 6626, уч. 14, 15).
При этом, жилищное строительство на данной территории недопустимо.
Генеральный план города Москвы и проект планировки данной территории, утвержденный Постановлением Правительства Москвы № 723-ПП от 03.11.2015, допускают на данных земельных участках только нежилое строительство.
Данные земельные участки находятся в центре промзоны «Серп и молот», на которой почти 90 лет велось тяжелое металлургическое производство, и примыкают к двум крупным автотрассам – шоссе Энтузиастов и третьему транспортному кольцу. Это газовая камера на химическом полигоне.
В силу того, что на данной территории допустимо только нежилое строительство, она не обеспечена никакой социальной инфраструктурой, обязательной для жилых домов: детскими садами, школами, поликлиниками, больницами, детскими и спортивными площадками, парками, автостоянками.
В нарушение требования законодательства о том, что градостроительный план земельного участка должен соответствовать генеральному плану, документации по планировке территории и не может им противоречить, для участков 14 и 15 выданы градостроительные планы земельного участка (ГПЗУ) для ведения на них жилого строительства.
Данные ГПЗУ содержат положение о допустимой плотности застройки участков 80 000 кв.м. на гектар, в то время как московские городские строительные нормы МГСН 1-01-99 не допускают плотность застройки земельных участков многоквартирных жилых домов более 25 000 кв.м./га.
В настоящее время на основании данных ГПЗУ идет разработка проектной документации. Что уже само по себе является нецелевым использованием бюджетных средств.
Строительство на данной территории жилых домов по программе реновации приведет к тому, что люди будут принудительно переселены в заведомо непригодные для жизни условия: фактически на химическом полигоне, на обочине двух автотрасс, в ситуацию плотности застройки (и, соответственно, плотности населения), более чем в 3 раза превышаюшую предельно допустимые значения; вообще без какой-либо социальной инфраструктуры.
В целях защиты конституционных прав граждан на благоприятную окружающую среду, на охрану здоровья, в целях недопущения социального взрыва, прошу отменить градостроительные планы земельных участков и любую другую документацию на строительстве на участках 14 и 15 промзоны «Серп и молот» высотных жилых домов, прекратить разработку проектной документации для данного строительства и решить вопросы улучшения жилищных условий граждан иным, не нарушающим закон и права граждан способов.

__

https://newizv.ru/interview/29-04-2017/arhitektor-yuriy-ehin-renovatory-moskvy-obmanyvayut-grazhdan-i-prezidenta-76f3e1a5-97ed-4cac-8605-09b673591481

Архитектор Юрий Эхин: в чём реноваторы Москвы обманывают граждан

29 апреля 2017, 10:45Иван Петров

Эпопея со сносом «устаревшего» жилья в Москве началась с обыкновенной лжи о «ветхости» домов и об отсутствии альтернатив в реконструкции жилых кварталов и самих строений, заявил в интервью «НИ» известный архитектор Юрий Эхин. Аргументы «реноваторов» в профессиональной среде не выдерживают никакой критики.

В вопросе о сносе пятиэтажек в Москве, которым захвачены умы москвичей, многие почувствовали себя беззащитными перед властью. Еще больше обескуражены спешкой, с которой проталкивается так называемый «закон о реновации», якобы изобретенный в интересах москвичей и призванный решить проблему ветхого жилья. Возможно ли это в условиях спешки, сопровождаемой довольно странной эйфорией властей? Об этом размышляет эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России Юрий Эхин, известный тем, что обосновал несбыточность нацпроекта «Доступное жилье» сразу после его принятия в 2004-2005 году. В точности того анализа можно убедиться сегодня – в России как не было, так и нет доступного жилья для большинства граждан.

— Юрий Брониславович, а разве не эту цель преследует закон о реновации – снести ветхое жилье и дать людям хорошее, комфортное? Во всяком случае, власти Москвы уверяют, что избавляясь от устаревших и изношенных хрущевок, они действуют во благо большинства москвичей.

 За 25 лет, в течение которых я занимаюсь жилищной проблемой, начиная с работы заместителем главного архитектора крупного города, ничего подобного не было. Все, что происходит с пятиэтажками в Москве сегодня – из ряда вон выходящий случай во всех смыслах. Первое, на что следует обратить внимание, — необоснованность аргументов для сноса пятиэтажек, выдвинутых мэром столицы Сергеем Собяниным, в сочетании со стремительностью, с которой он и другие стараются это сделать.

Дело в том, что мэр в своих выступлениях не привел достаточных доказательств, что все 8 тысяч пятиэтажек Москвы (или даже их заметная часть) находятся в ветхом, а тем более предаварийном состоянии. Одни слова мэра, а также кадры ржавых труб, сгнившего где-то пола, балконов, или не ремонтированных фасадов, таким доказательством не являются. Они могут произвести впечатление разве что на неискушённых тетушек. Однако, с точки зрения специалистов, это никакое не основание для тотального сноса. Если угодно, это свидетельство плохого исполнения обязанностей мэрией по содержанию муниципального жилого фонда, но не более того.

Полные обследования конструктивной прочности пятиэтажек, доказывающие необходимость их сноса, мэрия не проводила, экспертные заключения по ним не составлялись, собственникам они не предоставлены. Вряд ли были созданы даже Межведомственные комиссии. А именно это власти города обязаны были сделать согласно действующему «Положению о признании жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции», утверждённому Постановлением Правительства РФ №47 от 28.01.2006 года. Всё остальное, извините, — введение в заблуждение.

— А зачем, по-вашему, людей вводить в заблуждение? Москвичи сейчас в крайне затруднительном положении: с одной стороны, не хочется уезжать с насиженного места, а с другой…Вот так протянешь с переселением, а потом твоя аварийная пятиэтажка рухнет, — и что делать? – Локти кусать и каяться, что в свое время не послушались мэра?

— Зачем затеян снос, можно лишь предполагать. Пока важно уяснить, что в основе всего процесса лежат не факты, а только слова мэра о якобы предаварийности пятиэтажек. Именно эти, не подтвержденные специалистами и серьезной экспертизой, слова мэра запустили процесс принятия очень опасного, не побоюсь этих слов, радикального законопроекта о так называемой «реновации», затрагивающего фундаментальные права каждого гражданина. Именно основываясь на них было принято решение о сносе на февральской встрече мэра с президентом В. Путиным.

Внесу краткую справку: малое число пятиэтажек раннего периода возведения (середина 50-х годов) были рассчитаны на 25 лет службы, их надо было сносить. Это сносимые серии типовых домов — примерно 15% от всех пятиэтажек Москвы (из 1722 домов осталось снести 76). Однако подавляющее большинство всех пятиэтажек панельных, блочных и кирпичных, построенных с начала 60-х годов, рассчитывались на срок службы 100 лет и проектировались уже по I-й категории конструктивной прочности. Это те самые 8 тысяч многоквартирных домов общей площадью 25 млн. кв. метров в Москве, о которых сегодня идет речь.

В отличие от мэра простые люди могут не знать, что ветхость домов определяется по износу основных (несущих нагрузку) конструкций – фундаментов, стен, колонн, перекрытий. Но никак не по трубам коммуникаций, не по состоянию дверей, полов, фасадов, крыш. Чтобы признать дом ветхим, износ его основных конструкций должен превышать 70%, чего нет. Пятиэтажные дома прослужили всего 40-60 лет и о ветхости говорить рано. Тем более нельзя говорить об их аварийности, когда проживание в них представляло бы опасность для жителей. А также о предаварийности, когда один из конструктивных элементов мог повлечь за собой обрушение всей конструкции. Замечу, что даже сносимые серии домов прослужили вдвое больше расчётного времени – строили раньше с большим запасом прочности. Еще важнее то, что ветхость и даже аварийность не являются обязательным основанием для сноса. Аварийные дома тоже можно реконструировать, об этом прямо говорится в упомянутом Положении. Снос домов – это вообще крайняя мера.

Повторяю, всё это должна определять Межведомственная комиссия по заявлению собственника. Физически дома еще очень крепки, о чём есть заключения проектных организаций и Российской академии архитектуры и строительных наук. Потому неправда, что московские пятиэтажки ветхие. Неправда, что их нужно обязательно сносить. Неправда, что нет альтернативы.

— Но сложилось мнение, что ремонтировать пятиэтажки невыгодно, поддерживать жизнь морально устаревшего жилья – бросать деньги на ветер. Разве это не так?

— Невыгодно, на мой взгляд, сносить жилой фонд, который при грамотном подходе прослужит еще не меньше ста лет, тем более, что его комфортность, надежность и внешний вид можно повысить относительно быстро и недорого, «не ставя всех на уши», как сейчас. Власть, извините, лукаво ставит людей перед ложным выбором: снос или капремонт, а есть третий выход – реконструкция и он дает ответы на все вопросы. Реконструкция — это обычная общепринятая практика в отношении пятиэтажек, например, в Европе. А если смотреть только на подтеки на стенах, то и на Кремлевской стене они тоже бывают. И что, прикажете сносить Кремль? (фото)

Один из вариантов реконструкции пятиэтажки. Мэрия о таком и слышать не желает!

Довольно странно слышать слова о морально устаревшем жилье. Пятиэтажки – это вообще-то благоустроенное жилье, а в нашей стране полно деревянных бараков с «удобствами» на улице, например, в г. Тюмени, где г-н Собянин раньше был мэром. Мы же не хотим раздражать всю Россию пижонством? Вообще моральное старение физически крепких построек прошлых лет – очень зыбкая субстанция. В Германии, например, много старых каркасных фахверковых домов в центрах городов. Средневековые замки – тоже морально устарели, поскольку не выполняют свою функцию обороны. Однако не сносят ни то, ни другое, не правда ли? То же и с пятиэтажками. Тем более, большинство квартир в них приватизировано или куплено – это частная собственность граждан. Что делать со своей собственностью, должны решать сами собственники в каждом конкретном случае, а не мэр.

— Опросы на «Активном гражданине», в соцсетях, на встречах с чиновниками, вроде бы, свидетельствуют, что многим, похоже, уже и наплевать на свои права собственности, лишь бы поскорее вырваться из старой квартиры с проходными комнатами и крошечной кухней. Для властей это очень серьезный аргумент, чтобы настаивать на реновации и продвигать это дело.

— Просьбы жителей прямо противоположные и их очень много. При этом озвученные цифры желающих сноса не убедительны. Например, мэр С. Собянин 13 апреля в прямом эфире телеканала ТВЦ сказал, что у него лежат 250 писем от граждан, мечтающих о сносе. Но, извините, при общей численности жителей пятиэтажек 1,6 миллиона человек — это капля в море. По численности это всего одна пятиэтажка, ее в таком случае и надо снести. Но когда на основе чьей-то просьбы принимается решение о сносе всех домов, независимо от их состояния и мнения собственников, это странная и безобразная манипуляция. По закону в каждом отдельном многоквартирном доме решение о сносе должно приниматься двумя третями голосов собственников жилья. Если действовать открыто, с заботой о москвичах, то нужно предложить оба варианта (снос или реконструкция) и вынести его на референдум. Однако сейчас закон хотят, так сказать законодательно обойти, сделать его избирательным, в чем таится большая опасность.

То же, с социологическими опросами в интернете. Известно, что было опрошено 8 тысяч каких-то респондентов. Это 0,5% от общего числа жителей пятиэтажек, что в разы меньше статистической погрешности. Не говоря о том, что в фейсбуке отвечать за жителей пятиэтажек Москвы могли совсем другие люди. Даже, если власти обзвонили 300 тыс. жителей пятиэтажек, этого мало. Цифры голосов «за» и «против» не обнародуют, их достоверность ничем не подтверждена. Все это очень слабая аргументация для столь серьезного решения.

Истинные причины просьб и жалоб жителей пятиэтажек, во-первых, в том, что были пропущены два капитальных ремонта домов подряд (капремонт в любом доме должен выполняться каждые 25 лет). А во-вторых, в элементарном незнании жителями своих прав и неумении на них настаивать. В пятиэтажках действительно изношены коммуникации, сантехника, столярка, фасады, балконы, крыши. Именно они должны обновляться при капремонтах. Капремонты должна была делать мэрия, но не сделала, хотя жители платили исправно. По сути, ненадлежащим исполнением обязанностей был нанесен ущерб имуществу жильцов и городскому имуществу. Теперь же мэрия называет аргумент о плохих коммуникациях как причину сноса даже очень крепких пятиэтажек. Все это, простите, выглядит как преступная халатность, а может злонамеренный умысел.

Потому можно с твёрдостью утверждать: никакой чрезвычайности в пятиэтажках нет. Оправдание мэром сноса надуманное и необоснованное. Неправда, что эти дома целесообразно снести. Все с точностью до наоборот. Правда в том, что пятиэтажки нельзя оставлять без внимания, но это другое дело.

— Интересно, а как поступают с пятиэтажным фондом в других странах? По примеру СССР, там в свое время тоже понастроили немало «хрущевок», только назывались они по-другому. СССР давно развалился, а что с его наследием в Европе?

— Пятиэтажные дома не сносят нигде, хотя требования к качеству жилья и обеспеченность жильем в Европе выше. В Германии, Финляндии, Чехии, Словакии, Венгрии, Польше, Румынии пятиэтажки реконструируют, надстраивают и прекрасно в них живут. Даже в центре Берлина – столице самой богатой страны Евросоюза- есть немало пятиэтажек. Согласитесь, странно, когда мэрия копирует с европейских столиц благоустройство центра Москвы, парковочные пространства, транспортные развязки, а в отношении пятиэтажек почему-то принимает противоположное решение о сносе. За этим кроется большее, чем логика и желание сделать лучшее, возможно — чьи-то большие интересы.

Сегодня отработан убедительный метод модернизации пятиэтажек, о котором жителям не говорят. Это надёжная технология надстройки несколькими этажами без нагрузки на пятиэтажку, которая на 40% дешевле сноса и нового строительства. При этом перепланируют все квартиры, меняют трубы, полы, окна, двери, устанавливают лифты, мусоропроводы, улучшают тепло- и звукоизоляцию – все доводят до уровня современного жилья за девять месяцев. Срок службы домов продлевается на 100-125 лет (ваша газета уже рассказывала об этом в статье моего коллеги Алексея Кротова «Москвичи растворятся как сахар в чае»). Жители получают современное жилье большей площади в этом или соседнем доме. У технологии богатые архитектурные возможности – от классики до модерна, способные украсить безликие сегодня районы массовой застройки Москвы. Департамент градостроительной политики мэрии Москвы этот метод робко распространял, но радикально ничего не изменилось.

Характерно, что сносить в Москве собираются не только жилые дома, но судя по всему, детские сады, школы, поликлиники, соцкультбыт, инфраструктуру. Это прямо следует из слов главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова о том, что вместо микрорайонов пятиэтажек будет новая квартальная застройка. В микрорайонах все это было, а квартал — иная городская структура. Значит, должен быть гарантированный снос всего на территориях микрорайонов – иначе кварталы сделать нельзя.

Кстати говоря, снос — дело очень недешевое. По оценкам Государственного минского института жилища им. Атаева снос одного квадратного метра пятиэтажки стоит в среднем $300. В Москве называют другую цифру — $200 за метр, что странно. Но даже если $200 умножить на 25 млн. кв. метров пятиэтажек, получится 300 млрд. рублей. Это огромные деньги только на разрушение, о которых никто не говорит.

Есть еще проблема утилизации. Снесенное нужно вывести и захоронить, а где и как это делать? Районы Подмосковья заполнены свалками бытовых отходов мегаполиса. Дополнять их огромным количеством строительного мусора – преступно. Без наличия технологии и мощностей по переработке этого делать нельзя. Вообще-то Указом президента 2017-й год в России объявлен Годом Экологии, но именно сейчас намерены довести все до экологического коллапса.

— О строительном мусоре вообще никто не заикается, в законе о нем ни слова. Похоже, с ликвидацией пятиэтажек мы получим такие «ужасы нашего городка», что из него придется бежать сломя голову.

-Большая ошибка думать, что «реновация» касается только сноса пятиэтажных домов столицы. В законопроекте прописана возможность сноса «аналогичных по своим конструктивным характеристикам многоквартирных домов». А под это можно подвести все, вплоть до американского посольства на Новинском бульваре.

Уверенным не может оставаться никто из москвичей, независимо от этажности и состояния их домов. Даже в названии законопроекта сказано об «установлении особенностей реновации жилищного фонда в столице», без слов о пятиэтажках. В законопроекте нет определения термина «первого периода индустриального домостроения», с которого все начинается. Вообще этот термин означает полносборное панельное железобетонное домостроение ранних лет. Однако мэрия вовсю говорит о сносе кирпичных и блочных домов, в том числе девятиэтажных, а это совсем другое. Такая подмена понятий, размытость и широта прав мэрии порождает вопросы, естественные страхи и возмущение москвичей. Этот опыт хотят распространять и на другие регионы.

— Давайте все-таки вернемся «к нашим баранам». Опросы жителей, имеющиеся в распоряжении чиновников, вы назвали «неубедительными». Многие противники сноса им тоже не верят. Сомневаются и «нейтральные» — те, кого снос, вроде бы, не должен коснуться. Но все происходит так быстро – давай-давай, голосуй, давай-давай побыстрее принимай закон, — что не успеваешь разобраться, какие ловушки для людей расставили власти? Как от них увернуться? И вообще, возможно ли это?

— Коварная полуправда в том, что сносить будут только при согласии большинства жителей, как это утверждает мэр Собянин и главы управ районов Москвы. Она не должна никого успокаивать. По ныне действующему ЖК РФ нужно согласие не просто большинства жителей (в т. ч. несобственников и арендаторов), необходимо большинство двумя третями голосов собственников при обязательном их уведомлении – это совсем другие цифры и процедура.

Однако новым законопроектом о «реновации» хотят это обойти, давая мэрии право устанавливать формы опроса так, как захотят. Дословно записано: власти «устанавливают порядок, случаи и формы выявления учёта мнения населения по вопросам реализации программы, в том числе в целях принятия решения о реновации» (Статья 1, п. 3 законопроекта). Они могут установить это, например, в интернете, куда большинство жителей не заглядывает, а собственникам не сообщат. И что выйдет? По их законопроекту будет верно, а по ЖК РФ и по сути – обман.

Дальше – больше, власти сами «определяют содержание программы реновации жилищного фонда в городе Москве, утверждают такую программу» (статья 1 п. 3 законопроекта). Мэрия самостоятельно принимает решение о реновации квартала без учета действующих градостроительных норм (статья 71 законопроекта). Мэрия сама «устанавливает примерную форму договора между собственником и властью города Москвы» (статья 1, п. 3), которая может быть такой, какая ей выгодна. Мэрия своим решением выводит из эксплуатации многоквартирный дом (статья 71 законопроекта). С момента решения о таком выводе права на вашу квартиру и земельный участок под домом переходят городу Москве, дом отключается от технологических сетей, жить в нем уже нельзя, дополнительное решение о сносе не требуется (статья 71законопроекта). При этом собственникам будет предложен один единственный вариант переселения (не три, как раньше). В случае отказа или несогласия, собственника (или уже не собственника?) принудительно выселят по суду. Причем суд, в нарушение Конституции, хотят обязать это делать. Если это не обман, не произвол и не беззаконие, то что это?

И все это делается под ложным предлогом якобы безальтернативности. Депутат ГД Николай Гончар, вносивший законопроект, прямо говорил: «Мэр Москвы Сергей Собянин наглядно продемонстрировал безальтернативность программы сноса».

Нельзя верить и словам властей о предоставлении жителям новых квартир на 20% больше. В законопроекте записано другое: «помещение, жилая и общая площадь которого не меньше» — это означает «равнозначная» (статья 73 законопроекта). То есть, по законопроекту, — такая же квартирка или чуть большая, но только в отдельных случаях, по усмотрению мэрии. Совсем не учитывается то, что жители пятиэтажек теряют в площадях земельных участков со стоянками, которые сегодня являются частью их собственности — общедомового имущества. Даже в этом нет равнозначности, поскольку высотность новых домов будет явно больше, плотность населения выше. Не говоря об этаже будущего проживания, о расположении у дороги, о виде из окон, о соседях – все это значимые характеристики жилья, имеющие отдельную и немалую цену. Любой риэлтор это отлично знает.

Таким образом, снести любой ваш дом и переселить вас могут без вашего мнения, практически насильственно, произвольно, без справедливой компенсации. Причем мэра с его обещаниями завтра может не быть, а закон будет работать. Все эти нарушения прав дают москвичам очень большой повод возмущаться и сопротивляться.

— Вы сказали о нарушении градостроительных норм. А что, наверху вообще не в курсе, что такие нормы существуют? Складывается впечатление, что законы у нас пишут либо профаны, либо те, кто возомнил, что до них мир не существовал и все надо начинать с чистого листа

— Это еще одна странная особенность законопроекта – нарушение законов. Для экстренного обеспечения так называемой «реновации» отменяют длинный ряд положений Градостроительного Кодекса, Жилищного Кодекса, Гражданского Кодекса, Закона о кадастре, о капремонте, а также санитарные нормы. Не имея градостроительного образования и опыта, понять это порой трудно, но поверьте, это так. Получается: либо кодексы и законы не работают, тогда все 12 лет жилищной реформы оказались бессмысленными и Госдума зря получает свои деньги и привилегии. Или, повторяю, мы имеем дело с из ряда вон выходящим случаем, преследующим чьи-то особые интересы под вымышленным предлогом.

Да, что там говорить, если законопроект грубо нарушает базовые положение Конституции РФ о защите частной собственности, а также о свободе и независимости судебной власти – о чем уже говорила глава профильного Комитета Госдумы Галина Хованская. Очень большие вопросы также по поводу нарушения антимонопольного законодательства. Тут уместно задуматься — кто выгодоприобретатель закона о «реновации»? Ясно, что не жители пятиэтажек и не город Москва, нагрузка на который вырастет в разы.

— Давайте будем разоблачать: кому же это выгодно?

— Начну с первого признака обмана. Итальянское слово «реновация» (лат. renovatio) означает обновление, возобновление, ремонт. Под прикрытием этого красивого слова нам подсовывают снос всего, задумываясь о москвичах в последнюю очередь, вводя в заблуждение общество.

Сам термин «реновация» отсутствует в федеральном законодательстве РФ. Однако он есть в московском законодательстве со ссылкой на Владимира Ресина. «Реновация – принудительное освобождение территории (снос зданий и сооружений, извлечение из подземного пространства инженерных коммуникаций, сетей и др.) для обеспечения возможности нового строительства вне зависимости от степени сохранности расположенных на ней строений» . Этот термин Веденеева Н. С. и Маклаковой Т. Г. применен к строительному переустройству Ресиным В. И. в директивных документах Правительства Москвы.

Законопроект о так называемой реновации тоже был внесен депутатами Гончаром и Ресиным, спустя считанные дни после одобрения решения на высшем уровне. Учитывая объем, сложность, многочисленные ссылки на другие законы, быстро его подготовить было невозможно. Везде фигурирует В. Ресин – бывший заместитель московского мэра по градостроительству, ярый противник реконструкции.

Снесенные микрорайоны собираются застраивать, в том числе типовыми домами из железобетонных панелей, этажностью 20-25 этажей с повышением плотности застройки от 2 до 5 раз. В Минстрое подводят под типовое строительство новые основания. Больше всего в этом заинтересованы домостроительные комбинаты (ДСК), в том числе Су-155, печально известная массовыми скандалами с обманутыми дольщиками по 145 многоквартирным домам в разных городах. Достаточно набрать в интернете слова «ресин, су-155», как вывалится длинный перечень фактов, подтверждающих тесную связь В. Ресина и Су-155. Нынешний глава Минстроя М. Мень тоже приложил немало усилий, что вернуть долги Су-155 обманутым дольщикам, но за счет бюджетов.

Как тут не обратить внимание, что делать «реновацию» также собираются за счет бюджета города Москвы в сумме 3,5 трлн. рублей. Это очень лакомый кусок, который видимо, дает ключ к ответу на все вопросы. Известно, что с кризисом рынок продаж жилья сильно упал. В Новой Москве по разным данным стоят непроданными от 7 млн. до 11 млн. кв. метров жилья. Скорее всего, строительные компании, мощные девелоперы и те, кто с ними связан, нашли для себя выход из ситуации в пятиэтажках города Москвы. Но поскольку реконструировать им непривычно, решили нахрапом свалить все, прикрываясь якобы безальтернативностью. По крайней мере, такая версия объясняет многое. Москвичам же, по сути, говорят: «чего это вы тут расселись на нашей дорогой московской земле?»

Парадокс в том, что панельные железобетонные дома нигде в мире уже не строят из-за их дороговизны, плохой экологичности, неремонтопригодности, уродливого внешнего вида. Специалистам известно, что именно панельные железобетонные дома являются морально устаревшим типом дома в полной мере. Получается, идя напролом, хотят поменять устаревающее жилье на уже морально устаревшее. Какая-то бессмыслица, если понимать огромную выгоду такой замены для ДСК. Кстати, типовое строительство вообще исчерпало свою способность решать жилищную проблему еще в 80-е годы прошлого века. А власти пытаются возобновить его, наступая на те же грабли, прикрываясь обманом.

Мои коллеги-градостроители называют эту «реновацию» аферой. Так это или нет, но нельзя не заметить множественные симптомы того, что у москвичей пытаются отнять их имущество в особо крупном размере, путем обмана и злоупотребления доверием, а это признаки состава преступления по статье «Мошенничество».

В этой ситуации, чтобы не накалять страсти или как-то сохранить лицо властей, я бы рекомендовал Госдуме вернуться к истинному значению реновации, как возобновлению, ремонту и реконструкции. Это помогло бы снять напряжение и проблему в целом. Достаточно уточнить формулировку реновации уже нового законопроекта, поскольку этот исправить невозможно. Тогда будет обновление города и благодарность от москвичей.

И еще одно, напоследок. Подсчеты показывают, что если на 8 тысяч пятиэтажек Москвы потратить запланированные 3,5 трлн. бюджетных рублей, то получится по 423 млн. рублей на дом. Для модернизации (реконструкции) пятиэтажек до уровня современного жилья, с надстройкой четырех-пяти этажей требуется около 300 млн. рублей на дом. Оставшиеся 123 млн. рублей можно выделить в виде кредитов и субсидий москвичам для улучшения их жилищных условий, поскольку нормы постановки на учет в Москве до сих пор как в 50-е годы прошлого века — унизительные 5 кв. метров на человека. Властям и мэру должно быть стыдно… Эхин

Пресс-служба Московского Совета 

Канал Московского совета в Телеграмм — подписывайтесь чтобы всегда быть в курсе свежих новостей

Добавить комментарий