В Москве разворачивают госпитали на выставках и катках! Антология Распила!

Строительство временного госпиталя в павильоне № 75 на ВДНХ. Фото: РИА НовостиСтроительство временного госпиталя в павильоне № 75 на ВДНХ. Фото: РИА Новости

В Москве начали строить госпитали для коронавирусных больных на ВДНХ, в Ледовом дворце в Крылатском, выставочных центрах на Красной Пресне и в Сокольниках. Всего таким образом планируется развернуть около 10 тыс. коек, которые будут использоваться как стационары долечивания. Опрошенные журналом «Компания» врачи недоумевают: в Москве есть множество пустующих больниц, в том числе недавно отремонтированных. Если их открыть, можно разместить, по нашим подсчетам, 4099 коек, потратив намного меньше денег из бюджета.

Пустующие стационары

Начиная с 2014 года Москва закрыла 460 медучреждений. Некоторые из них оказались в собственности частных клиник, как 63-я ГКБ, на базе которой «Европейский медицинский центр» (ЕМС) построил онкоцентр. Бывший глава департамента здравоохранения Москвы Леонид Печатников был президентом ЕМС. В здании 72-й больницы появилась клиника академика Константина Лядова, в которую вложился основной владелец «Фармстандарта» Виктор Харитонин. А на месте «Московского центра уро-андрологии и репродуктивной гинекологии», входящего тоже в 72-ю больницу, строится «медицинский объект», пишет журнал Vademecum и подтверждают местные жители.

На месте 54-й ГКБ открылся Московский государственный юридический университет им. О. Е. Кутафина, а в Роддом № 2 вселился Всероссийский государственный университет юстиции. Ряд больниц объединились.

Но в Москве есть пустующие здания больниц, некоторые из них могут быть использованы как госпитали для больных коронавирусом: роддома — № 10 (150 коек), № 14 (169 коек), № 18 (215 коек), № 32 (120 коек), МБУЗ «Гинекологическая больница № 1» (110 коек), МБУЗ «Гинекологическая больница № 5» (210 коек), Гинекологическая больница № 11 (250 коек), Инфекционная клиническая больница № 3 (570 коек), ГКБ № 40 (Ростокино, 785 коек), ГКБ № 54 (Преображенский район, 520 коек), ГКБ № 56 (440 коек), ГКБ № 59 (560 коек). Здесь всего 4099 коек.

10-й и 14-й роддома были отремонтированы и закрыты, оба здания пустуют. В 10-м роддоме будет онкоцентр, показал «Ко» фото щита с этой информацией муниципальный депутат Зюзино Константин Янкаускас.

О 14-м роддоме «Ко» рассказал глава муниципального округа Таганский Илья Свиридов. Роддом № 32 закрыли лишь в январе этого года, но под коронавирусных больных его не отдают. Муниципальный депутат Пресни Анатолий Юшин писал обращение в Мосгорздрав с требованием его открыть, на что ему ответили, что там будет реабилитационный центр при Боткинской больнице.

Здание бывшего МБУЗ «Гинекологическая больница № 1» на ул. Гастелло, д. 42 продается за 173 млн руб. ГУПом «Медицинский центр». Гинекологическая больница № 5 вошла в состав ГКБ № 57, но ее здание на 5-й улице Соколиной Горы, 14а пустует.

Гинекологическую больницу № 11 закрыли в декабре 2019 года. Сейчас здание стоит пустое, оно в хорошем состоянии, здесь высокие потолки, есть палаты, оборудованные душем и туалетом, знают ее бывшие сотрудники. В свое время его безуспешно просила Нюта Федермессер под свой центр для онкобольных (Московский многопрофильный центр паллиативной помощи ДЗМ). Нюте досталось здание ГКБ № 11 на ул. Двинцев 6, стр. 2. А 1-й Щипковский пер., д. 19 в ЦАО, где была Гинекологическая больница № 11, — отличное место для редевелопмента недвижимости; вероятно, здесь можно ожидать появление коммерческой и (или) жилой недвижимости.

На месте Инфекционной клинической больницы № 3 на 1-й Курьяновской ул., вл. 34, закрытой в 2015 году, мэрия открыла складской комплекс «Мосмедпарк». Сколько в нем арендовано площадей — неизвестно.

40-ю ГКБ перевели в Коммунарку, где построена образцовая коронавирусная больница. Но оставшееся в Ростокино здание почти целиком пустует.

Больница № 54 отремонтирована и отдана МГЮА, но она стоит пустая и может быть использована под временный госпиталь. Ее предлагал открыть депутат Мосгордумы Михаил Тимонов еще до эпидемии коронавируса. Но этого не случилось.

ГКБ № 56 прекратила деятельность в 2016 году, вошла в состав ГКОБ № 1 (онкологической больницы), но ее адреса на сайте этой больницы нет. А здание 56-й пустует, оно находится в центре Москвы, на Павелецкой набережной, больница была отремонтирована.

В 2012–2014 годах в больнице № 59 был проведен капитальный ремонт, летом 2015 года она была закрыта.

Все перечисленные здания вполне можно использовать. В отличие от, например, ГКБ № 6 скорой помощи (800 коек), закрытой в 2015 году. Она находится в бывшем особняке купца Демидова на Новой Басманной, получившем после закрытия охранный статус памятника архитектуры. Но, как показал глава муниципалитета Красносельского района Илья Яшин в своем видео, там полная разруха. Так же как и в здании роддома № 16, которое, по мнению муниципального депутата Сокола Владимира Калиновского, требует капремонта.

«Закрытые больницы, даже обветшавшие, больше подходят под госпиталь для коронавирусных больных, чем ВДНХ, Крылатское, Автоцентр «Москва» и пр., потому что там есть изолированные палаты, отдельные санузлы, а инженерные сети рассчитаны на высокую нагрузку», — говорит лидер независимого профсоюза «Альянс врачей» Анастасия Васильева. «Разумно было, естественно, пустые больницы заново запустить», — считает врач-реаниматолог, пообщавшийся с «Ко» на условиях анонимности.

На ВДНХ и в других неприспособленных местах все больные будут находиться вместе в одном помещении, что может привести к появлению новых инфекций. Если кто-нибудь с кислородной канюлей закурит в открытом помещении, то может произойти взрыв и пожар, — делится соображениями о безопасности сотрудник ремонтной бригады.

Но не до конца заполнены больными и работающие стационары. Так, Московский клинический центр инфекционных болезней «Вороновское» в Новой Москве заполнен всего на четверть. Центр, рассчитанный на 800 коек, принял всего 200 пациентов — на 6 мая. Об этом пишет главврач Сергей Переходов. По некоторым данным, среди строителей возникла вспышка коронавируса, строители — на карантине, а часть помещений проходит дезинфекцию и непригодна для работы. Сергей Переходов не прокомментировал ситуацию для «Ко».

На наш вопрос, почему переоборудуются под госпитали малопригодные помещения, если есть пустующие стационары, в Мосгорздраве оперативно ответить не смогли. Сергей Собянин объяснял телеканалу «Россия 24», что так делают во всех странах.

В Москве готово 30 тысяч коек. На 6 мая от коронавируса лечится 77 515 человек, это в 2,5 раза больше, чем мест в больницах. Но не всех зараженных нужно госпитализировать. Мэр Сергей Собянин говорил, что у большинства болезнь протекает в легкой форме.

Сколько стоит госпиталь на выставке?

Москва за счет своих средств разворачивает временные госпитали для долечивания на ВДНХ (1779 коек, 75-й павильон), в Ледовом дворце в Крылатском (1305 коек), «Экспоцентре» на Красной Пресне (3130 коек), Конгрессно-выставочном центре «Сокольники» (1230 коек). Самым крупным станет «Экспоцентр» на Красной Пресне, где будет 259 мест в реанимации и 96 — в противошоковых палатах. Все места будут снабжены кнопками вызова медперсонала и устройствами для подачи кислорода. Предусмотрена установка кислородной станции, сообщили «Ко» в Департаменте капитального ремонта г. Москвы, под руководством которого разворачиваются госпитали.

Департамент капремонта не раскрыл бюджет временного госпиталя. Госпитали в АТЦ «Москва» и Мультимедийном историческом парке «Россия — моя история» (тоже на ВДНХ) будут финансироваться за счет их владельцев. Первый — за счет Года Нисанова и Зараха Илиева. В АТЦ «Москва» «Ко» сообщили, что у них нет данных о строительстве госпиталя и никаких строительных работ они не видят.

В Московской области строится госпиталь в «Крокус Экспо» на 1100 коек за 900 млн руб., рассказал «Комсомольской правде» хозяин «Крокуса» Араз Агаларов. Стоимость одной койки выходит около 818 тыс. руб. Сюда входят затраты на оборудование всей инфраструктуры больницы, вспомогательных помещений (в том числе пищеблока). Плюс — 4400 комплектов белья, двойной комплект матрасов, одеял, подушек, а также халаты. Затраты компенсирует бюджет.

Реанимационная койка стоит 3–5 млн руб., не включая смежное оборудование, без которого она работать не может, по оценке анестезиологов. Цена только одного аппарата ИВЛ — в среднем около 1,5 млн руб. Но помимо этого нужны аппарат ЭКГ, дефибриллятор, монитор, шприцевые насосы, пульсоксиметр, дыхательная аппаратура и пр. Нереанимационная койка стоит примерно 100–300 тыс. руб., если покупать по средним ценам, это с подводкой кислорода, перфузором, пульсоксиметром и пр., постельными принадлежностями и одеждой для больного. Но для госбольниц цена обычно вырастает процентов на 30–40 %, — делится источник, занимавшийся медицинскими закупками.

«Самый основной вопрос по таким временным госпиталям — где они возьмут медиков в нормальном количестве. Я заведую ковидной реанимацией, у меня персонал весь на вес золота. Первое, что я им говорю: ваша задача выжить. Хожу и слежу, чтобы СИЗы были нормально надеты, чтобы в зеленой зоне все были в масках», — рассказывает врач-анестезиолог.

Еще есть проблема с оборудованием и средствами защиты. «В моем понимании такой госпиталь — это санаторий, а не полноценная больница, — говорит врач-реаниматолог. — Там нельзя организовать реанимацию, потому что там нет лаборатории, нет КТ, нет МРТ, нет операционных».

Плюс — остается проблема дефицита оборудования и средств защиты для медиков и больных. Глава Минпромторга РФ Денис Мантуров оценивал потребность в защитных костюмах в 800 тыс. единиц в сутки, а в начале апреля их производилось 500 тыс., дефицит — 300 тыс. штук. Однако «для производства 500 тысяч костюмов ежесуточно необходимо задействовать около 45 тысяч швей, а это порядка 3 тысяч швейных фабрик. Такого количества швейных фабрик нет в России», как говорит президент Ассоциации СИЗ Владимир Котов.

С медицинскими масками — получше, министр уже разрешил их импортировать. Накануне эпидемии аппаратов ИВЛ в стране было 40 тыс., правительство выделило деньги на закупку дополнительных 500 единиц оборудования. В Мосгорздраве не комментируют ситуацию.

Добавить комментарий