КТО ДЕЛАЕТ СВАЛКУ ИЗ ПОДМОСКОВЬЯ?

«Деньги не пахнут» — так, видимо, рассуждали некоторые чиновники, утверждая программу по рекультивации свалок, расположенных в Московской области. Выделялись деньги на благое дело, одну из свалок даже планировалось превратить в подмосковный горнолыжный курорт. Но, как выяснили аудиторы Контрольно-счетной палаты (КСП), почти 6 млрд рублей из бюджета столицы ушли в неизвестном направлении: расходы на строительство завышались, а работы или не проводились или велись с такими нарушениями, что облагороженные (по бумагам) свалки еще активнее загрязняли окружающую среду. Более того, часть денег, выделенных на утилизацию мусора, чиновники планировали пустить на покупку квартир — разумеется, для себя.

Мусороотходный курорт

Свалка в деревне Саларьево — одна из крупнейших в Московском регионе. Она находится всего в 3 км к юго-западу от МКАД в отработанном песчаном карьере, а ее площадь составляет рекордные 59 га. Официально она была закрыта в 2007 году, но после того, как Саларьево вошло в состав «новой Москвы», свалку решили рекультивировать. То есть преобразовать в пригодную к использованию городскую территорию. Как заявляли «Известиям» в конце 2013 года чиновники, на месте свалки планировалось построить горнолыжный склон. А вокруг — малоэтажную экологическую застройку для молодых современных семей. В общем, небольшой горнолыжный курорт в границах города. Место вполне удачное: в декабре 2014 года запланировано даже открытие новой станции метро — «Саларьево», которая станет конечной станцией Сокольнической линии.
Въезд в деревню перегораживает стальная рельса: чтобы проехать, нужно быть местным жителем или иметь специальный пропуск. Громадная, выше человеческого роста, куча мусора рядом с будкой охраны как бы сразу предупреждает гостя: деревня построена на свалке, и жители к мусору уже привыкли. С виду поселение зажиточное: крепкие заборы, за ними — дома-замки в готическом стиле, дорогие автомобили, роскошные детская и баскетбольная площадки. Есть даже свой храм: переделанное то ли из бытовки, то ли из большого мусорного контейнера сооружение, сверху которого местные активисты водрузили православный купол. Вместо центральной площади — пруд, который окружают таблички «купаться запрещено» и «опасно для жизни».

Почему купаться запрещено, ощущается уже метров за 500 до свалки: этот специфический запах разлагающегося мусора ни с чем не перепутаешь. Хотя издали свалка выглядит вполне прилично (эдакая сопка метров 15–20 в вышину, поросшая травой), она активно выделяет черно-бурую едкую дурно пахнущую жидкость с маслянистыми пятнами — говоря по-научному, фильтрат. Выделения собираются в ручейки, ручейки в потоки, а потоки попадают в местную речку Сетуньку, воды которой в конечном итоге попадают в Москву-реку.

— Главное, местную воду не пить, а так всё нормально, — рассказывает местный житель Сергей. — Хорошо, что у нас водопровод центральный из поселения Московский, там воду проверяют. И свалка уже почти не воняет — вот побывали бы вы несколько лет назад — тогда и воняло, и горело, а теперь вполне терпимо, уже почти не ощущаем.

Несмотря на то что формально свалка закрыта еще в 2007 году, рядом действуют незаконные мини-свалки, которые активно собирают столичный мусор. На одну из таких свалок за высоким синим забором каждые 5–10 минут въезжают и опорожняются мусоровозы группы компаний «Мехуборка».

В 2012 году одна из таких свалок привела к настоящей экологической катастрофе: фермер Юрий Шахов сдал свой участок одной столичной фирме под утилизацию мусора, и в итоге речка была загрязнена ядами, количество которых в десятки раз превысило предельно допустимые нормы. Так, бензола — в 60 раз, а концентрация формальдегида — в 25 раз. Фирма признала вину, было заведено уголовное дело по статье «Загрязнение вод», однако чем оно закончилось, выяснить не удалось: ни в природоохранной прокуратуре, ни в местной администрации информации на этот счет не оказалось. Фермера того в деревне уже давно не видели.

Местные жители, впрочем, уверены, что и «официальная» свалка отравляет окружающую среду не меньше.

— Саму бывшую свалку засыпали землей на совесть, — говорит староста деревни Саларьево Сергей Титов. — По проекту должно быть 5 м земли, а засыпали 6–7. Однако очистные сооружения так и не построили: так что свалка активно загрязняет как подземные воды, так и местную речку. А в этом фильтрате — вся таблица Менделеева. При этом мы в прошлом году подписали с директором полигона договор, по которому они обязались очистить хотя бы местные пруды. Безрезультатно.

Аудиторы КСП с такой оценкой согласны. Как указано в отчете, на мусорном полигоне «пришли в негодность отдельные конструктивные элементы и инженерные системы: закрытый дренажный коллектор для отвода фильтрата, лотки ливнесбора, технологическая дорога, колодцы пассивной дегазации полигона. Системы сбора фильтрата, биогаза и ливневых вод не функционируют. В результате полигон является активным источником негативного воздействия на окружающую среду: обнаружены многочисленные выходы фильтрата, впадающие в реку Сетуньку». При этом в 10 м от этих потоков токсичной мусорной жижи живут и работают люди, действуют объекты общепита и гостиницы, функционирует плодоовощная база.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ: http://proizvolvlastei.livejournal.com/248639.html

Добавить комментарий