Никакой не «экополис». Почему Красногорск стал неудобным для жизни городом?

Rus2Web уже писал о проблемах перенаселенности Московской области на примере Химок и Королева. В этот раз мы хотим рассказать о Красногорске — одном из городов-лидеров Подмосковья по количеству нового жилищного строительства: за последние четыре года там было возведено 3 млн квадратных метров жилья. Мы поговорили с местными жителями и экспертами о проблемах перенаселенного города.

По официальным данным, численность населения этого города около 145 тысяч человек. По словам местных градозащитников, население только одного микрорайона Красногорска — «Павшинской поймы» — около 100 тысяч жителей. Многие эксперты полагают, что официальные цифры занижены, и в реальности в Красногорске проживает почти полмиллиона человек. Население города продолжает расти: каждый год туда прибывает от шести до десяти тысяч человек. Территория для застройщиков привлекательная: Красногорск располагается всего лишь в двух километрах от Московской кольцевой автодороги, и власти объявили, что через два года он станет административным центром Московской области. На территории города находятся областной Дом Правительства и здание Мособлсуда. Здесь же располагается и уже упомянутый микрорайон «Павшинская пойма», который в 2014 году по результатам интернет-голосования получил архитектурную антипремию как самый уродливый проект Подмосковья.

Лауреат строительной антипремии

Проблемы «Павшинской поймы» — проекция ситуации, сложившейся во всем Красногорске в целом. Комплекс был построен в 2007 году компанией СУ-155 на болотистых землях возле Москва-реки. До 90-х годов строительство на этой территории вообще считалось невозможным, по словам экспертов. Теперь же район построен, но людей в пойме периодически затапливает грунтовыми водами, то и дело случаются сбои коммунальных систем.

Очередная крупная коммунальная авария, случившаяся 2 августа в «Павшинской пойме» никого не удивила. На этот раз там прорвало канализационный коллектор, и несколько часов хлестал фонтан из нечистот. Поток шел прямо в Москву-реку, где вода у берега приобрела мутновато-коричневый оттенок. «Из-за массовой застройки и роста населения объем стоков увеличивается в разы. В итоге очистные сооружения не справляются, и стоки сбрасываются либо на рельеф, либо в реки», — рассказал Rus2Web председатель ТОС (территории общественного самоуправления) деревни Гольево Красногорского района Георгий Пархоменко.

«Вместо запланированных социальных объектов в «Павшинской пойме» застройщик «повтыкал» дополнительно жилые дома, — рассказывает член общественного движения «Спасем Красногорск»Александр Иванов. — В результате многоэтажек получилось почти в два раза больше, а соцобъектов — на столько же меньше. Выросли бетонные джунгли, кроме коробок «окна в окна» больше ничего нет». Администрация города заявила, что больше так строить нельзя. Но почему-то сразу после вручения архитектурной антипремии «Павшинской пойме» Градостроительный совет одобрил строительство аналогичного комплекса «Тетрис» в том же районе. «По сути, новый микрорайон — та же «Павшинская пойма», только еще хуже», — считает Иванов.

Архитектурное безумие

Председатель ВООПИК Московской области Евгений Соседов называет жилой комплекс «Тетрис» от компании «Садовое кольцо» самым наглым проектом» застройки Красногорска. Его возведут прямо напротив «Павшинской поймы»,около станции Павшино. Это транспортный узел, через который проходит огромное количество людей. «Власти выдали разрешение на строительство девяти 32-этажных башен на клочке земли около 7 гектаров. Это безумие,  — говорит Евгений Соседов. — Для строительства развязки к этому жилому комплексу из бюджета области выделили 7 млрд рублей, хотя на общественных слушаниях застройщик заявлял, что он будет делать развязку за свой счет».

С 2014 года идет борьба красногорцев с проектом «Мортонград Ильинское—Усово» от ГК «Мортон». В сельском поселении Ильинское  на площади 215 гектаров планируют построить 3 млн квадратных метров недвижимости, в том числе жилой комплекс с домами в 9—14 этажей на 62 тысячи жителей. Однако в сельских поселениях разрешена только малоэтажная (до трех этажей) застройка. По мнению местных жителей, строительство гигантского жилого комплекса грозит экологической, гуманитарной и транспортной катастрофой всему Московскому региону.

Еще одним примером агрессивной застройки эксперты называют жилой комплекс «Изумрудные холмы». На 80 гектарах должно появиться 640 тысяч квадратных метров жилой застройки. «По проекту там будет 20 многоэтажек, — рассказывает координатор движения «Общество синих ведерок» Петр Шкуматов. — Прирост населения Красногорска от этого жилого комплекса составит примерно 60 тысяч человек. При этом никакого расширения дорог, прокладки новых маршрутов общественного транспорта местными властями не предвидится». Непонятно, как город в дальнейшем сможет переварить такое количество вновь прибывших людей.

Устаревшая инфраструктура

Чтобы «выжать» как можно больше денег из каждого квадратного метра, застройщики зачастую сокращают площади детских площадок, жертвуют количеством парковочных мест и прочей инфраструктурой. При этом строительные компании любят говорить о развитии города, которое якобы несут их проекты.

«У нас в городе всего две поликлиники. Одна была построена еще в 19 веке купцом Александром Поляковым, а вторая — в 1960-е годы. — рассказывает Евгений Соседов. — С тех пор в городе не построили ни одной поликлиники, хотя население увеличилось на сотни тысяч человек. Естественно две старые поликлиники уже не способны принимать всех жителей, а застройщики на себя социальных обязательств по строительству медучреждений не берут». «В Красногорском районе «Мортон» построил жилой комплекс «Путилково» на 20 тысяч человек. И там население фактически осталось без медобслуживания. Красногорские поликлиники их не прикрепляют, потому что не имеют возможности», — продолжает Соседов. Ветхие дореволюционные здания красногорской Городской больницы № 3, странно смотрятся в городе, где ежегодно строится по несколько миллионов квадратных метров жилья. Значительная часть инфраструктуры в Красногорске создавалась еще во времена возведения «сталинских» домов, и она служит до сих пор.

Еще одна проблема в том, что в Красногорске негде работать. Новые рабочие места появляются большей частью в торговых центрах, которых в Красногорске уже 17. Однако в таких магазинах количество сотрудников не превышает 200 человек, и в основном работодатели ищут официантов, продавцов и менеджеров. Найти работу людям других профессий сложно. «Кроме того, нет и инфраструктуры, которая позволила бы доставлять людей на рабочие места, – утверждает депутат Красногорского городского совета Игорь Зайцев. Так в районе «Мякининская пойма» по проекту жилищной застройки планировалось создать около 200 тысяч рабочих мест. «Однако доставить такое количество людей в период с восьми до девяти утра просто невозможно. В результате, людям приходится ездить на работу в Москву, в этом направлении пропускная способность дорог тоже на пределе. Так до сих пор нет дороги от Красногорска до метро «Митино», — рассказывает Зайцев. Он также утверждает, что в Красногорске не хватает, как минимум, десяти детских дошкольных учреждений.

По словам Александра Иванова, члена общественного движения «Спасем Красногорск», Министерство образования Красногорского района в прошлом году признало, что не может ликвидировать очередь в детские сады. «В жилом комплексе «Тетрис», рассчитанном на 50 тысяч человек, будет построен один детский сад на 120 мест. На этом примере становится понятно, почему очереди в детсады никуда не деваются», — рассуждает активист

Председатель ТОС деревни Гольево Красногорского района Георгий Пархоменко говорит, что 100 тысячам человек, проживающим в «Павшинской пойме» необходимо 6500 мест в детских дошкольных учреждениях (из расчета 65 мест на 1000 населения). Это примерно 20—30 детсадов. «В наличии в «Пойме» не больше 5 учреждений, — рассказывает Пархоменко, — мест для строительства новых просто физически нет. Со школами, физкультурно-оздоровительными комплексами, поликлиниками, стационарами, учреждениями культуры ситуация и того хуже. А про парки и скверы лучше не вспоминать». Помимо дефицита детсадов, в «Павшинской пойме» большие проблемы с парковочными местами. Пархоменко считает, что их нужно примерно в десять раз больше, чем есть сейчас.

От отчаяния люди начинают сами благоустраивать «бетонные коробки». В августе всеобщий интерес привлек житель Красногорска, который на крыше многоэтажного дома установил бассейн, шезлонги и деревья в кадках. Но наслаждался красотой он недолго: администрация потребовала миникурорт ликвидировать. Однако пример красногорца вдохновил земляков: по их мнению, такие зоны отдыха можно устроить на многих крышах.

Угроза экологии столичного региона

Большая часть Красногорского района находится в первом и втором поясе санитарной охраны питьевого водозабора Москвы. Условия жизни в столице напрямую зависят от экологической обстановки в Красногорске. В советское время на этой территории действовал особый охранный режим. «Согласно санитарному законодательству и Водному кодексу, в Красногорском районе действует запрет на строительство «из-за отсутствия централизованной системы канализации с отводом стоков на очистные сооружения». Однако застройка ценных охраняемых природных территорий продолжается, и есть вероятность экологической, санитарной и эпидемиологической катастрофы», — утверждает Георгий Пархоменко. По словам экологов, Красногорск входит в число наиболее загрязненных подмосковных городов, и ситуация ухудшается: подземные воды содержат в себе различные химические соединения, загрязняется воздух из-за пролегающих через город дорог, и вырубается лес под застройку.

В апреле красногорцы выступали против застройки парка усадьбы Опалиха- Алексеевское многоквартирными домами ЗАО «Сити — XXI век». «Судя по проекту, уникальный парк с двухсотлетними аллеями и прудами, созданный в 19 веке князем Николаем Юсуповым, будет вырублен до последнего деревца, в том числе и центральная липовая аллея», — рассказывает коренная жительница Красногорска, член движения «Спасем Красногорск» Елена Панкратова. Вырубку парка, засыпку прудов и сверхплотное строительство на их месте застройщик  называет «сохранением природного ландшафта».

«Сейчас власти хотят возвести горнолыжный курорт на территории «Черневской горки» и «Черневской поляны». На этих землях когда-то стоял дворец Екатерины II, там растет старый лес с редкими видами растений. Жилой комплекс «Парковые Аллеи» затрагивает лесопарковую рекреационную зону. Под весь новострой вырубаются вековые леса Красногорска», —  переживает Панкратова.

Это при том, что губернатор Андрей Воробьев обещал не проводить строительство в парках. «Я еще раз повторяю, глядя в камеры, в Московской области в парках и скверах мы не будем строить дома», — заявил он в феврале 2013 года.

Как утверждают градозащитники, канализация от всех новых строящихся комплексов в Красногорском районе выводится прямо в реки Липку, Баньку, Синичку и Москву-реку. Например, экологи бьют тревогу из-за строительства «Мортонграда» в зоне санитарной охраны Рублевского водозабора, которая обеспечивает питьевое водоснабжение всего Московского региона.«Там в принципе запрещено любое строительство, это стратегическая и природоохранная зона, — говорит Евгений Соседов. — Но там планируют строить целый город примерно на 60 тысяч человек. Это полное безумие».

По словам Евгения Соседова, в Красногорском районе больше не осталось ни одного места для безопасного купания. Роспотребнадзор запретил купаться на плотине реки Синичка — последнем месте пляжного отдыха красногорцев, пробы воды там не соответствуют санитарно—эпидемиологическим требованиям. «На Москве-реке, которая протекает через весь город, тоже нет ни одной зоны отдыха, даже нормальных подходов к реке не осталось», — говорит Соседов. В общем, Красногорск никакой ни «экополис» (как о нем пишут в рекламе застройщики), а обыкновенный  город Подмосковья.

Транспортный коллапс

«В Красногорске, как и во всех городах-спутниках Москвы, недоразвита транспортная инфраструктура. Большая ее часть дорог досталась Красногорску еще с советских времен. В час пик людям приходится ездить на работу в забитых до предела электричках, а владельцам машин стоять в многочасовых пробках на выезде и въезде в город», — рассказывает Петр Шкуматов.

«На железную дорогу, единственную нормально работающую инфраструктуру в Красногорском районе, навешивают все большее количество жилых микрорайонов по 50–100 тысяч человек. При этом железная дорога на данный момент работает на пределе. Как обеспечивать их нормальное передвижение и проживание людей — абсолютно непонятно», — говорит Александр Иванов. По его словам, за последние 15 лет в Красногорске не было построено ни одного километра новых магистралей. «При этом стали появляться частные дороги, — говорит Иванов. — Частники выбивают себе земельные участки, на которых надо было бы прокладывать общественную дорогу. Отдавать земли под частные дороги в районе, где не хватает дорожной сети, недопустимо».

Красногорск делится железной дорогой Рижского направления на две чести: с одной стороны проходит Ильинское шоссе, с другой — Волоколамское. По словам Елены Панкратовой, все территории, где можно было бы шоссе расширить или построить развязки, уже застроены. «Остался только выезд у железнодорожной станции «Павшино», но и там будут возводить жилой комплекс «Тетрис». По оценкам главного архитектора нашего района — Маргариты Фальковой — уже пять лет назад дефицит дорог составлял порядка 30%», — сообщает Панкратова.

Пути к спасению

«Возможно, ситуацию смог бы улучшить запрет на новое строительство. Но пока его нет, застройщики будут получать разрешения на реализацию своих проектов любыми способами», — считает активист Зайцев. Пока Красногорск, по мнению областных властей, не является слишком перенаселенным городом, и на него мораторий на застройку не распространяется.

По мнению Евгения Соседова, многие проблемы можно было бы решить с помощью утвержденного генерального плана развития города. «В Красногорске до сих пор нет генплана, причем целенаправленно откладывается его утверждение, чтобы можно было «впихивать» все новые и новые районы», — утверждает Соседов. По словам Георгия Пархоменко, Мособласть — единственный регион России, где до сих пор разрешена застройка без согласованных с Правительством Москвы генеральных планов и правил землепользования.

«Необходимо посмотреть, какая нагрузка ложится на территории, как новостройки обеспечены социальной, дорожной инфраструктурой, — говорит Александр Иванов. — Нужно сначала строить дороги, потом уже новые микрорайоны, иначе нельзя». «Все планы должны были быть утверждены к лету этого года, но они даже не вынесены на обсуждение, – возмущается Иванов. — При этом новые жилые микрорайоны градостроительный совет продолжает утверждать».

Петр Шкуматов считает, что необходимо повернуть рынок жилья «в сторону покупателей».  «В ближайшие десять лет рынок девелопмента резко изменится. Покупателей станет меньше, и они будут более придирчивы. Дома будут возводиться с учетом инфраструктуры и желаний покупателя. В итоге, малогабаритные квартиры, которыми сейчас «утыкано» все Подмосковье, окажутся невостребованными», — уверен Шкуматов. Пока же, по его мнению, Красногорск превращается в зону «стихийного строительного бедствия» из-за неразборчивости покупателей.

«В головах людей сохраняется ошибочное представление о том, что на рынке недвижимости по-прежнему существует дефицит жилья, а квартира в 26-этажном «муравейнике» обладает потрясающей ценностью. Подобное заблуждение идет еще с постсоветских времен, сейчас все изменилось. За счет новых технологий строительная отрасль может обеспечить квартирами практически всех жителей России. Себестоимость всего процесса строительства одного квадратного метра жилья составляет 35—40 тысяч рублей. Но необоснованный страх покупателей остаться без квартиры позволяет девелоперам завышать цены на жилье в Подмосковье в 2-3 раза», — считает Петр Шкуматов.

Ольга Маштакова, жительница Красногорска

Я живу в Красногорске с рождения, уже почти 50 лет. Когда-то это был экологически чистый, домашний город. Сейчас Красногорск теряет свой уют, самостоятельность, и превращается в спальный район Москвы. Из-за возведения новостроек, которое началось в 2005-2008 годах, ситуация ухудшается с каждым днем. Изначально город создавался на базе Красногорского механического завода в 1930-1940 годах ХХ века (сейчас Красногорский завод имени Сергея Зверева — прим.). Руководство предприятия строило жилье для своих сотрудников. После развала Советского Союза власти начали строить жилье на продажу. Теперь их политика такова: максимально застроить свободные территории и получить с этого прибыль. Часть новостроек возводилась в рамках губернаторской программы расселения людей из ветхого жилья. Но людям не предоставили новое жилье бесплатно, его требуют оплатить, потому что в старых квартирах у собственников якобы недостаточно метров для предоставления новой жилплощади.

Николай Забарин, житель Красногорска

В эти выходные возвращался из области, пробка начиналась от Нахабино. Оттуда до Корасногорска Волокаламское шоссе стояло полностью на протяжении 15 км. Вот эффект от «умной» градостроительной политики. С парковочными местами проблема в новых микрорайонах, безусловно, есть, потому что при проектировании применяются нормативы 1980 годов. Тогда количество машин на душу населения было значительно меньшим. Это явно не соответствует текущему уровню жизни. В результате новые спроектированные микрорайоны сталкиваются с тем, что людям просто некуда ставить машины. В Павшинской пойме все дворы забиты машинами, люди бросают их, в том числе, и на Волокаламском шоссе, потому что заезжать во дворы просто бесполезно.

Нина Давлетзянова, Дмитрий Чертков

http://rus2web.ru/speczmaterialyi/krasnogorsk-stal-neudobnyim-dlya-zhizni-gorodom.html

One Comment

Добавить комментарий