Голодающим очередникам объявлена информационная война! Черный пиар против многодетных матерей

Опровержение опубликованного «Новой газетой» 12.08.2016 г. интервью Потяевой Татьяной Александровной.

В «Новой газете»  вышло итервью с Уполномоченной по правам человека в Москве Татьяной Потяевой (http://www.novayagazeta.ru/society/74154.html),  в котором голодающие очередники  столицы  фактически обвиняются во лжи. Движение «Очередники Москвы» и его председатель Луиза Мартьянова подготовили опровержение этой информации. Сами же подобные публикации считают еще одним доказательством, насколько «беспристрастное » отношение у столичных чиновников  как к самим голодающим, так и к московским очередникам в общем.

В  своем интервью Потяева Т. А. утверждает:

  1. «Как только была объявлена голодовка, я сразу выехала к ним».

На самом деле — голодовка была объявлена на пресс-конференции 28 июня и начата с 1 июля 2016 г., в лагерь голодающих на Банном пер. д.3 Потяева Т. А. приехала для ознакомления с ситуацией 13 июля 2016 г., о чем свидетельствуют фотоматериалы;

  1. «Мы обсудили ситуацию, и она (Ракова А.В., заместитель мэра в Правительстве Москвы — прим. Луизы Мартьяновой) дала поручение департаменту изучить претензии каждой из голодающих. Через день мэрия подготовила соответствующую бумагу, по всем десяти голодающим была подготовлена информация».

На самом деле – голодающие очередники Москвы с 01.07.2016 г. предъявляют комплексные требования, касающиеся ВСЕХ московских очередников, которые были переданы Потяевой Т. А. во время ее визита в лагерь голодающих, без предъявления требований личного характера голодающих матерей.

  1. «Я к ним опять выехала и говорю: «Девочки, не все на самом деле так, как вы говорите». Большинство из них говорили, что «по 20–30 лет ждем в очереди». Так вот, большая часть из них, человек, наверное, семь, стоят на очереди только с 2011–2013 годов, то есть совсем немного. И есть пара человек, которые ждут более длительный срок, но им не единожды предлагалась субсидия на улучшение жилищных условий».

На самом деле – фактически нас обвиняют в предоставлении и распространении заведомо ложной информации, чем порочит нас и дискредитирует нашу голодовку. Что касается вопроса о количестве среди голодающих очередников поздних сроков постановки, т.е. только с 2011–2013 годов – таких среди голодающих не большинство, однозначно не семь человек, а только трое (Дроздова Л.Д., Субочева Ю.А., Зверева Н.А.), являющихся многодетными матерями с пятью и более детьми.

  1. «Они не отказывались, они давали согласие. Но ведь надо подготовить целый ряд документов, в срок они не укладывались, и процесс затягивался. Потом они решали, что недостаточно средств им выделяют, и отказывались от субсидии».

На самом деле – приблизительная ситуация имеет место быть не массово со всеми голодающими очередниками, а только по одной конкретной ситуации с Какулией И.Н.;

  1. «Вот одной семье, например, дали 3 млн. 200 тысяч. Они посчитали, что мало, и женщина вышла на голодовку».

На самом деле – Какулия И.Н. является очередником 1990 года постановки, многодетной матерью-одиночкой четырех несовершеннолетних детей, проживает в квартире коммунального типа, имеет право как очередник 1990 г.п. на предоставления жилья по социальному найму, предложенный размер субсидии явно ущемляет жилищные права ее и несовершеннолетних детей. Обращаем также внимание на тот факт, что о размере  рассчитанной ДГИ суммы субсидии в 3 млн. 800 тыс. руб. Какулия И.Н. фактически узнала 20.07.2016 г. во время заседания круглого стола в СПЧ из уст представителя Прокуратуры Москвы т.е. уже на 20 день проведения объявленной голодовки;

  1. «ей эту компенсацию выписали. Но выписали сумму, с которой она не согласна. Вот она и вышла на сухую голодовку».

На самом деле – речь идет о голодающей очереднице Деминой С. В. 2004 года постановки на улучшение жилищных условий по социальному найму, в связи с тем что ДГИ не выполняет взятые на себя обязательства по обеспечению московских очередников жилыми помещениями, очередники, в том числе и Демина С. В. ВЫНУЖДЕНЫ снимать квартиры и пользуясь программой компенсация найма иметь хоть какую то возможность временно улучшать свои жилищные условия дожидаясь положенного им по закону жилья. Демина С. В. вышла на голодовку добровольно и абсолютно не по причине недовольства суммой компенсации найма.

  1. «Например, одна из голодающих дала согласие на получение субсидии, она тут же из очереди выбывает…», «Через какое-то время ее восстанавливают в очереди, потому что она отказалась от субсидии…».

На самом деле – законодательством установлено, что выбытие из очереди осуществляется ТОЛЬКО при фактическом улучшении жилищных условий. Каким образом возможно выбытие (выкидывание ДГИ очередников, в чем со слов Потяевой Т.А. Департамент признался сам)  из очереди очередника только при одном лишь полученном предложении об участии в возмездной программе и сбором по ней документов? И вновь этот факт указывает на необходимость прозрачности и публичности очереди в соответствии с Законом г. Москвы №29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» и Государственной программой города Москвы «Жилище» на 2012-2018 гг.

One Comment