Алина Сальникова: «О каком компромиссе можно говорить, когда нарушаются права одних и плюют на закон в интересах других?»

Градозащитники, которых не устраивают строительные проекты столичных властей , объединились в единое движение — «За Москву». Один из его лидеров — Алина Сальникова — дала интервью Новым Известиям.

 Член оргсовета общественного движения «За Москву», руководитель инициативной группы «Нет трассе Внуково-Остафьево-Щербинка через Валуевский лесопарк», член оргсовета общественного движения «Новая Москва» Алина Сальникова рассказала «НИ», какая главная задача нового движения, в чем его преимущества, в каких районах Москвы сейчас самые серьезные градостроительные проблемы.

— С какой целью было создано движение «За Москву»?

— За последние два года в разных районах города возникали свои локальные градостроительные проблемы: в маленьком парке Торфянка, рядом с метро Бабушкинская, по проекту «200» (строительство православных храмов в Москве) планировалось возвести храмовый комплекс, который уничтожал практически всю территорию парка. Местные жители, абсолютно лояльные и к городским властям, и к программе строительства новых храмов, попросили не уничтожать единственный зеленый участок района и перенести строительство на другую территорию. На предложенном инициативной группой месте церковь уже построена и работает. Тем не менее в парке Торфянка стоит забор, за которым православные активисты проводят молебны и требуют строительства храмового комплекса – церкви, гостиницы и дома священника. Еще одна из самых критичных  ситуаций на сегодняшний день – уничтожение части всемирно известного парка Кусково. И таких горячих точек в Москве с каждым днём становится все больше и больше. На сегодняшний день их около ста. В каждой точке есть своя инициативная группа. Стало понятно, что по отдельности проблему не решить. Так в феврале 2016 года возникло движение «Новая Москва», а уже в конце августа прошла учредительная конференция общественного движения «За Москву», в которое вошли тридцать пять инициативных групп.

Мы рады принять всех, кому не безразличен город и кто готов тратить своё время и нервы на то, чтобы он был не для застройщиков и «девелоперов», а для людей. Все начинают с мысли, что стоит только указать на нарушение, и оно будет исправлено. Но, к сожалению, это не так. Необходима ежедневная, планомерная и упорная работа. И тогда можно победить.

— Каких результатов уже удалось добиться?

— К примеру, мы не допустили вырубки 300 деревьев на территории поселка Института Полиомиелита. По плану благоустройства территории, эти деревья были названы «сухостоем» и подлежали уничтожению без получения порубочных билетов. Мы не согласились, писали, стучали во все двери. И отстояли наши яблони, липы и дубы.

— Какая сегодня главная задача движения?

— Конечно же поддержать новых активистов, чтобы они не тратили время, совершая те ошибки, которые совершали мы. Теперь все обращения будут подаваться в органы власти не от отдельных маленьких групп, а от общественного движения. У большинства нет своих постоянных юристов, денег на платную помощь тоже нет. Зато среди членов других групп такие юристы есть. Они уже выработали схему действий и готовы бесплатно консультировать всех новичков. Люди часто боятся начинать борьбу, потому что не знают, как надо действовать. Мы помогаем и будем поддерживать каждое локальное движение.  Если ночью не санкционированно куда-то завозится строительная техника, каждый готов немедленно выехать и поддержать протест. С властями же разговариваем юридическим языком. Мы хотим одного – соблюдения принятых законов. Что касается компромисса,  я не понимаю, о каком компромиссе можно говорить, когда нарушаются права одних и плюют на закон в интересах других?

— Не боитесь, что разные политические партии могут использовать движение в своих целях?

— Нет. Мы готовы сотрудничать со всеми, кто может действенно помочь. Приоритета конкретной партии мы не отдаём.

Не думаю, что движение «За Москву» возможно втянуть и в разборки предпринимателей – каждый из нас принимает участие в борьбе «за идею», а не в целях заработать деньги или получить популярность.

Большинство наших активистов – люди самодостаточные и состоявшиеся в своей профессии. У нас есть утверждённый логотип. Но нет и в ближайшее время вряд ли появится офис и функционеры на зарплате. Возможно, со временем, мы придём к тому, что понадобится зарегистрировать юридическое лицо со всеми вытекающими из этого последствиями. Но не сейчас точно.

— А вы думали о безопасности людей, которые полезут на баррикады, ведь уже было много случаев нападения на активистов-градозащитников? 

— Проблема безопасности активистов достаточно серьёзная и актуальная. Основная угроза исходит от провокаторов, мы можем предполагать или догадываться, что их подсылают заинтересованные структуры. Возможно – за деньги, возможно – нет. По логике вещей, защищать нас должны правоохранители, но в большинстве случаев, к сожалению, этого не происходит. Что касается властей, для нормального взаимодействия с протестующими, на мой взгляд, им не хватает мозгов и совести. Мы – не враги, мы хотим добиться справедливости, прозрачности принятия решений, неукоснительного исполнения законов и правил. Я не думаю, что нужно вырабатывать какие-то отдельные правила проведения протестных акций – есть закон, и есть здравый смысл. Конечно, ложиться под бульдозер – крайняя мера.

Ещё раз хочу подчеркнуть – мы действуем строго в рамках закона, используем свои конституционные права, и хотим, чтобы чиновники тоже действовали в правовом поле.

Есения Мартынова
http://www.newizv.ru/society/2016-09-05/246257-alina-salnikova-lozhitsja-pod-buldozer-krajnjaja-mera.html
No Comments

Добавить комментарий