Звенигород: вандализм федерального масштаба

На территории Звенигорода находится 43 археологических памятника. Из них три имеют высший федеральный статус охраны. Один из них – Городок, или Звенигородский кремль (поставлен на охрану Постановлением Совета Министров РСФСР № 1327 от 30.08.1960 и Указом Президента России № 176 от 20.02.1995 г.). Совсем недавно памятнику был нанесен серьезный ущерб: на землевладении уничтоженного дома № 6 по улице Городок совершено масштабное повреждение культурного слоя городища, относящегося к XII–XVIII векам.

На протяжении XIX века на месте уничтоженного дома № 6 располагались дома настоятелей Успенского собора. В конце XIX – начале ХХ века здесь находился дом протоиерея Иоанна Рождественского. В 1924 году участок земли на этом месте получил Михаил Михайлович Успенский. Он известен тем, что с 1920-х годов тайно хранил главу преподобного Саввы Сторожевского. На месте бывшего настоятельского дома М. Успенским был выстроен новый дом. Зимой мощи святого пребывали на московской квартире, а летом Михаил Михайлович перевозил их на дачу в Звенигород. Однажды он решил спрятать их, закопав в специальном сосуде в саду на Городке. Сильное впечатление на него произвело то, что через небольшое время 7 марта 1975 г. дом был уничтожен пожаром.
В связи с тем, что в 1966 г. городище было объявлено государственным заказником, а в 1970 г. Звенигород был включен в список городов, культурный слой которых объявлен национальной культурной ценностью, Звенигородский исполком принял решение о расселении с территории Городка жителей и воспрепятствовал восстановлению дома. М. Успенский и Н. Баскаков (владелец второй половины сгоревшего дома) обратились в Звенигородский горсовет и городское отделение Общества охраны памятников с просьбой о разрешении им «восстановить хотя бы временную постройку с обязательством демонтировать ее при реконструкции Городка» (цитата из их обращения). Против возобновления дачного дома сначала в письменной форме выступили директор Института археологии Б. А. Рыбаков, Производственное бюро и главный архитектор города В. И. Иванов. Но несколько позже они смягчили свою позицию. В связи с этим в июле 1975 г. Мособлисполком вынес решение о возможности разрешить «восстановить домовладение после пожара в прежних габаритах и из тех же материалов».
Так в 1975 г. появился новый дачный дом, принадлежавший пополам двум семействам, Успенским и Баскаковым. Ему суждено было простоять сорок один год. Архитектурный облик дома не имел никаких изысков. И это справедливо, ведь совершенно неприемлемо строить в уникальном историческом месте вычурные современные сооружения.
Шли годы. Заказник, провозглашенный на бумаге, так и не был организован на деле, почему о идее его создания к нашим дням уже все забыли. 31 декабря 1998 г. Комитет по культуре Московской области приказом за № 354 поставил под государственную охрану в качестве выявленного памятника истории и культуры весь комплекс застройки улицы Городок. И, стало быть, под охрану попал и не столь старый, как прочие строения улицы, дом № 6.
Осенью 2014 г. наследники прежних владельцев продали дом вместе с земельным участком. Этот факт обеспокоил жителей улицы. Но новый владелец уверял, что для него настолько ценно это место, об обладании которым он мечтал долгие годы, что он не только дом не тронет, но и все деревья вокруг него сохранит и новый забор поставит «в чеховском стиле».
К сожалению, этим обещаниям не удалось оправдаться. Они стали жестокой ложью. С 30 августа по 3 сентября этого года собственник разобрал дом. (Ходили слухи, что он показывал кому-то проект нового дома, предполагаемого к постройке в виде хором в древнерусском стиле).
Но даже разрушение дома – не столь тяжелое преступление, как то, что за ним последовало. После разборки дома его остатки вывозились на громадных грузовиках, оставивших на дороге городища глубокие колеи. Затем на месте дома с помощью трактора было осуществлено разравнивание грунта на площади около 400 квадратных метров. Верхняя часть культурного слоя была снята. Подрезан южный вал кремля, к которому вплотную примыкал фундамент разобранного дома. Для въезда на территорию земельного участка тем же трактором был снят грунт по бровке улицы на глубину около 40 см.
Казалось бы, мы видим невинное действие законного правообладателя по отношению к своей собственности. Но неужели справедливо считать в полной мере собственностью то, что по праву принадлежит всему обществу? Как возможно по частному произволу уничтожить исторические свидетельства, являющиеся достоянием целого государства? И можно ли бравировать тем, что при сделке продажи перед новым владельцем не были выставлены обременения и не заключены охранные обязательства?
В 1980-х годах в прессе нашумела статья «Бульдозером по мезолиту». Она была написана на основании аналогичного нарушения санаторием ценнейшего культурного слоя памятника археологии, расположенного к западу от Городка. Настоящее преступление очень схоже, как по своей беспечности, так и по форме его осуществления. Оно, несомненно, войдет в историю, хотя бы потому, что это первое в XXI веке уничтожение памятника с федеральным статусом на территории нашего города.
Только в каком ключе это событие войдет в исторические анналы? – Промолчит ли наше гражданское общество, пропустит, прикинется спящим? Или создаст прецедент, в рамках которого нарушитель понесет заслуженное своим преступлением наказание?
Согласно новому законодательству об охране памятников, вероломный собственник, без всякого сомнения, должен взять на себя бремя ответственности: оплатить серьезный штраф и археологические раскопки. И, если он хочет что-либо строить на своем земельном участке, то это может быть только то, что было им уничтожено.

Дмитрий Седов

 

One Comment

Добавить комментарий