Закрывают 101-ю школу-интернат для детей с нарушением слуха I и II вида им.С.Я.Кривовяза

Закрывают 101-ю школу-интернат для детей с нарушением слуха I и II вида им.С.Я.Кривовяза

Вот такая она реформа!

Наша история ничем не отличается от сотни историй, случившихся в сфере коррекционного образования за последние пять лет в Москве и других регионах страны.

НАС ЗАКРЫВАЮТ!
Цинично! Нагло! Быстро! Без объяснения причин под видом срочного капитального ремонта! Якобы здание аварийное и находиться в нем опасно. В то же время, никакой документации по аварийности здания попросту нет. И при этом всем, никакого здания для отселения 173-х детей тоже нет на примете, кроме здания нашего детского сада на ул .Маршала Катукова д.14, к.2, куда и предполагается перевести детей. Якобы оно пустует (есть подтверждение в аудиозаписи о таком щедром предложении). 23 класса предполагается перевести в сад, где 9 групп, из которых 2 почему-то заняты не детьми-инвалидами по слуху, а обычными детьми в комбинированных группах. На вопрос, как же ночное пребывание 120 детей? – уникальный ответ получен из уст директора Говорущенко М.С. «А так ли оно необходимо? С этим надо разбираться». Но разбираться не спешит. Спешит готовить документы по капитальному ремонту.

Как у любого злодейства есть не только план злодейства, но и главное – мотив. Мотив прозрачен – финансы. С сентября предполагается резкое увеличение финансирования детей, находящихся на надомном обучении. По неподтвержденным слухам это заоблачная сумма в 170 тыс.руб./месяц на одного ребенка-инвалида, которая будет перечислена школе, осуществляющей образовательные услуги таким детям. Что такое «надомка» для инвалида по слуху- это смерти подобно! Да есть единицы- жаждущие такого подарка. Единицы. И эти единицы дополнительно занимаются с частными педагогами и сумма занятий доходит до 100 тыс.руб./мес. Это все способы образования для обеспеченных людей. Для всех остальных это замкнутый мир. Это несколько уроков в общеобразовательной школе в неделю в классе с обычными детьми. Это неподготовленный педагог, который говорит и поворачивается к доске и материал урока становится недосягаем. Это 20 человек других детей, отвлекающих внимание. Это большие классы с трудной акустикой для восприятия звука в аппаратах, это отсутствие специальной звуковой аппаратуры, это неадаптированные мероприятия и многие другие большие сложности, и психологические в том числе. Но в этом есть один жирный плюс. Дирекция ГБОУ приобретет никем не контролируемые финансы. И это очень сильно мотивирует руководство к ликвидации нашей коррекционной школы. В этом случае не останавливает даже то, что нет прописанных для детей инвалидов по слуху специальных адаптированных программ и метода их реализации внутри общеобразовательной школы. На данном этапе ни одна московская школа с разумными директором во главе, не принимает детей с нарушением слуха, достойно объясняя, что условия у них совсем не те, чтобы полноценно реабилитировать ребенка по слуху.

Плановая подготовка к такой ликвидации нашей коррекционной школы, а иначе не назовешь, начата уже давно. Со времен входа нашей ГОУ СКОШИ 101 в состав ГБОУ школа 2077 в 2014 году. Уведомили родителей о входе в ГБОУ на собрании 21 марта 2014 года со словами, что мы готовимся в реорганизации. По факту, реорганизация без ведома родителей и педагогов, произошла по письменному заявлению И.О. директора Челноковой М.Л. без уведомления кого бы то ни было из родителей и педагогов уже 06.03.2014г. о чем мы узнали из письма Департамента образования города Москвы о запросе документации и проведении проверки. Родители бунтовали, требовали договора, требовали отмены решения. Полное игнорирование прав проявило руководство ГБОУ. Постепенно, медленно и верно происходил отъем имущества школы в пользу ГБОУ, постепенно сокращался набор детей в детский сад и школу. Сокращалось финансирование и заработные платы педагогов. Нагрузка увеличивалась. Речь директора Сивцовой И. на наши возмущения всегда заканчивались фразой «что вы хотите? Вы убыточные! У вас полно долгов». На запрос финансовых документов родители всегда получали циничный отказ. Откуда долги у школы, тоже остается загадкой. Размер подушевого финансирования детей – тайна за семью печатями, не доступная нам до сих пор!! Обращения в Департамент образования спускаются на уровень директора нашего СП Фадеевой С.Н. Ответ, как и предполагается – банальная посылка на сайт, мол, там все документы.

Территория и залы школы стали использоваться для различных мероприятий ГБОУ, все спортивные соревнования и масштабные праздники теперь проходят у нас, вытеснив адаптированные для детей с нарушением слуха привычные любимые праздники. У нас теперь не проводят День глухих и дни открытых дверей ни в саду ни в школе. Летний лагерь, проходящий для наших детей в нашей школе теперь проводится без участия наших детей, нас туда не приглашают, автобуса нас ГБОУ любезно лишило. Два года кормит завтраками и тем, что во т- вот начнут нас возить на новом автобусе. А воз и ныне там. Детей ГБОУ возят, наших нет. Автобус, подаренный меценатами нашему СП простаивает или ездит по хоз.нуждам. Дети-инвалиды вынуждены всюду ездить самостоятельно. Иначе как дискриминацией такое положение вещей назвать сложно.

Но, как и любые родители, мы продолжаем верить в то, что нам удастся отстоять очередную, попавшую под удар реформы образования коррекционную школу для глухих и слабослышащих в Москве №101 им.С.Я.Кривовяза.

Проблема страшная, но уже стала банальной – и это самое страшное, что может произойти с обществом – банальность нарушения конституционных прав человека, ребенка, ребенка-инвалида. В нашей стране повсюду вошло в норму нарушать права людей и не нести за это никакой ответственности. И самое главное — эта проблема нарушения прав коснулась теперь основного права ребенка на образование. Ни для кого не секрет, что коррекционная школа – это место адаптации, социализации ребенка-инвалида. Это то место, где он не чувствует себя изгоем среди равных ему детей со схожими по здоровью проблемами. Это место, где к нему внимательны педагоги, воспитатели и персонал, это то место, где ему помогают, в соответствии с его индивидуальными потребностями и особенностями. Очень редко ребенок-инвалид имеет одно единственное заболевание, по которому и ставят инвалидность, чаще всего это сочетанные с инвалидностью проблемы со здоровьем. В нашем случае глухие дети или слабослышащие имеют дополнительные диагнозы. Это и ДЦП, и АИТ,и проблемы со зрением, и проблемы аутизма и многие другие. НО! В нашей школе педагоги – с огромным опытом работы и желанием помогать исправляют все возможные последствия этих нарушений здоровья. В результате дети выходят с аттестатом и с профессией и полноценно реабилитированные во взрослую жизнь. Они умеют многое к возрасту выпуска. Они не замкнуты, они общительны, они интересны, они общаются полноценно с другими детьми без проблем со здоровьем. Они влиты в социум.

В школе воспитываются чемпионы олимпийских игр и мира, чемпионы Москвы по разным видам спорта. В школе очень сильная база дополнительного образования. В области искусства живописи очень хорошая подготовка у детей, многие талантливы и продолжают обучение в художественных школах. Отличные спортивные кружки и достижения в них немалые, дети занимают престижные места на турнирах и соревнованиях. И масса других полезных интересных навыков дается в школе, в коррекционной школе, не общеобразовательной.

 

Источник

Пресс-служба Московского Совета

Добавить комментарий